Письмо не по адресу, стр. 9

По поводу твоего P. S. Нет у меня никакой гувернантки (раньше были, каждые четыре недели новая, потому что они всегда быстро увольнялись — понятия не имею почему). Колетт — это наша ГОРНИЧНАЯ. Да, у нас есть собственная горничная.

Вообще-то всё это мне кажется таким идиотизмом, я имею в виду наш стиль жизни и тот круг людей, с которыми мы общаемся. С отпрысками друзей моих родителей я не лажу — они со мной тоже. Тряпки от-кутюр, которыми мать меня тоннами осыпает я сбываю через интернет-аукцион еВау. Ненавижу это всё. Но деньги не бывают лишними.

Деньги вообще не такая уж плохая штука, скажу тебе. А мне для моих проектов нужна куча денег. Например, сейчас я занимаюсь бирками с рекомендациями по уходу за одеждой. Ты их хоть раз читал? Я выудила у себя уже пятую вещь, на которой на полном серьёзе написано: «Не стирать, химическая чистка запрещена». Не понимаю, о чём они при этом думают. Что с этой вещью делать? Поносил и выбросил, что ли?! Это же абсурд.

Написала парочку ядовитых писем, посмотрим, сработает ли.

Деньги от eBay мне нужны, чтобы организовать ночлежку для бездомных. С неё-то всё и началось. В прошлом году я болталась по городу и проходила мимо двух оборванных мужиков, располагавшихся на ночлег прямо на улице. Как-то мне их жалко стало, и я подумала, что могла бы их как-нибудь спонсировать. Но не могла же я подойти и просто всучить им двадцать евро (с собой была только двадцатка). Решила сделать всё по-хитрому: я будто бы потеряю деньги, а они потом подберут. Так и сделала.

Но через две минуты понимаю, что за мной кто-то идёт.

— Эй, девушка, обронили кой-чего‚ — кричит один из тех мужиков и протягивает двадцатиевровую купюру.

Я жутко краснею, чувствую себя ужасно неловко.

— Не-е, — говорю, — это не мои деньги.

А он отвечает:

— Твои. Ты единственная, кто тут мимо проходил. Больше некому.

Я помялась и говорю:

— Да ладно, оставьте себе, мне они не нужны.

— Ерунда, — отвечает он, — молодой девушке деньги всегда пригодятся.

И суёт купюру мне в руку.

Дурацкая ситуация. А всё потому, что выгляжу я не особо богатенькой.

Тут мне и подумалось, что надо такие вещи делать умнее. Теперь я деньги запечатываю в конверт и посылаю на адрес ночлежки.

Я попыталась поговорить об этом с родителями. Спросила их, делаем ли мы что-нибудь хорошее для общества.

Мама с круглыми от удивления глазами переспросила:

— Что ты имеешь в виду?

А папа сказал:

— Мы двигаем экономику.

— Ах так, и каким же это образом? — не унималась я.

— Это делает твоя мать, когда сорит деньгами, — засмеялся он и вышел из комнаты.

Мать прямо расцвела:

— Вот видишь, и я делаю что-то хорошее!

— Ну а что, например, с бездомными? Разве мы не можем выделять им какую-нибудь сумму?

Моя божественная мать ответила на это:

— Ксеня, люди должны работать, тогда они себе и квартиру смогут позволить.

— Так у них же была когда-то квартира, пока была работа, но если нет работы, то и за квартиру нечем платить, — попыталась я ей объяснить.

Мать только кивнула:

— Это я и имела в виду.

Тему эту я больше не поднимала, а стала решать проблему иначе. Я начала целенаправленно копить деньги. Сначала я откладывала свои карманные деньги (много не накопила, потому что мне и так всё, что нужно, оплачивают. А мне почти ничего не нужно). Потом при случае стала выпрашивать деньги то на то, то на это — тоже сработало. А потом мне пришло в голову продавать через аукцион eBay все те шмотки от-кутюр, которые мне мать всё время притаскивает. А ещё чемоданы. Моя мать помешана на дорожных чемоданах.

В прошлом году перед Рождеством разыгралась у нас с ней сцена, которая и послужила искоркой, воспламенившей моё решение серьёзно заняться накоплением денег. Дело в том, что мать купила мне очередной новый чемодан. «Луи Виттон»[15]. Как обычно (и заметь: ДО Рождества, как будто бы через пару дней меня и без того не завалят подарками, ну да ладно).

— Мам, мне не нужен новый чемодан, — говорю я и для убедительности пихаю его ногой.

— Ксюша, новые чемоданы нужны всегда, — заявляет она и тут же отвлекается на своё отражение в стеклянном шкафу. Видимо, оно её не очень удовлетворило, потому что, воркуя со мной, она всё время поправляла волосы.

— Ты постоянно притаскиваешь мне новые чемоданы! У меня их уже пятнадцать штук! — сержусь я.

Мать слегка склоняет головку к плечу и вздыхает:

— Мне надо позвонить Ахмеду, он должен подъехать и что-нибудь сделать с моей причёской.

Ахмед — это наш вклад в братство народов и борьбу за освобождение от рабства. Он работал в парикмахерской, и мать всегда к нему ходила. Но после того как он два раза оказался занятым с другими клиентами, когда она являлась без записи, мать его «выкупила». Теперь он «свободен» и в любой момент готов быть ей полезным.

Взгляд матери опять переключился на меня. Она просияла улыбкой:

— Тебе нравится твой новый чемодан?

— Мне он не нужен, — повторила я.

Тут мама взглянула на меня более критично:

— О твоих волосах Ахмеду тоже стоит позаботиться!

Что касается внешнего вида, я для неё и вправду не подарок. Кукла Барби в натуральную величину — вот это была бы идеальная дочь для моей матери.

— Ах, Ксюшка, — вздыхает она (как всегда), — ты могла бы стать тако-о-ой красавицей. Немножко косметики и модной одежды. Давай начнём с твоей причёски.

— Нет у меня времени, — бурчу я, — мне надо поиграть со своим новым чемоданом!

По вопросу внешнего вида мы вряд ли когда-нибудь найдём общий язык. Я, например, считаю, что я и так хорошо выгляжу, даже без косметики. Мать же всё время хочет меня «украсивить» и завернуть в кутюрные тряпочки. Вот этот бзик по поводу дизайнеров я никогда не смогу понять. Почему в свитере с фирменным лейблом человек будет выглядеть лучше?! Неужели из-за этой малипусенькой маркировки (которая годится разве что для того, чтобы прикрывать пятна на одежде) голубой, зелёный или коричневый цвет становится более стильным? Неужели наша кожа от этого выглядит лучше и ярче? У-у-у!!!

Ладно, без разницы. Во всяком случае я взяла этого монстра по имени чемодан и оттащила к себе в комнату. Зла я была ужасно, но потом мне неожиданно пришло в голову, что я с ним могу сделать. Я могу превратить его в деньги. Через еВау. Это было гениально.

То же самое я потом стала проделывать с одеждой и всем тем, что стоит дорого и что мне совсем не нужно.

Теперь я регулярно заказываю маме новые чемоданы. Она мегасчастлива по этому поводу, потому что я наконец-то начинаю вести себя «стильно», а я мегарадуюсь возможности так легко зарабатывать деньги.

Если мать вдруг начинает спрашивать о какой-нибудь купленной ею вещи, то я отвечаю:

— Понятия не имею, где она. Наверное, в моей комнате. Принести? Хочешь на неё посмотреть?

Она всегда очень удивляется:

— Почему это я должна хотеть на неё смотреть? Я знаю, как она выглядит, сама же тебе выбирала.

— Точно. Как я не догадалась, — с притворным смущением улыбаюсь я.

На этом инцидент исчерпывается.

Но когда дело принимает серьёзный оборот и она начинает припирать меня к стенке, мне стоит только неодобрительно взглянуть на её причёску и спросить:

— Слушай, ты что-то сделала с волосами? — И она тут же кидается к ближайшему зеркалу, забыв обо всём на свете (а Ахмед опять получает немного сверхурочных).

Чёрт, мать меня зовёт; звучит так, как будто меня ожидает взбучка. Правда, не имею представления, из-за чего именно, так как у меня всегда несколько провинностей на счету. Посмотрим, что она обнаружила на этот раз.

Ещё напишу!

Приветы,

МАКС

Отправитель: БерриБлу

Получатель: ПинкМаффин

Тема сообщения: Хюпфли

Привет, МАКС!

А где ты была? Я так понял, ты хотела прийти? Или возникли проблемы чемоданно-аукционного характера? Кстати, вся эта затея с еВау и продажей чемоданов — просто мегакруть!

вернуться

15

«Луи Виттон» (Louis Vuitton) — известная торговая марка, под которой выпускаются сумки и чемоданы.