Письмо не по адресу, стр. 34

Но папа не выглядит окончательно успокоенным. Уходя из комнаты, слышу, как он ворчит мне вслед:

— С радостью забыл бы об этом разговоре.

Вот. Так что теперь буду звонить бабушке, и пусть она освободит свинюшек. И наконец мир и покой вернутся в этот дом. Как ты отнесёшься к тому, чтобы встретиться и отпраздновать это событие?

Приветы,

МАКС

Отправитель: БерриБлу

Получатель: ПинкМаффин

Тема сообщения: Встретиться? Давай!

Привет, МАКС!

Ну разумеется, я хочу с тобой встретиться! Давай решим где. Может, я приду к тебе? Для меня это был бы идеальный вариант. Ваш дом я уже знаю, не так ли?:) Могу принести гонорар Кулхардта и твою копилку, которая всё ещё стоит у меня в комнате, напоминая о том приключении. Мне, если честно, немного некомфортно находиться в доме, набитом деньгами (учти, здесь нет ни сигнализации, ни охранников:)).

Так что до скорого!

Берри

Отправитель: ПинкМаффин

Получатель: БерриБлу

Тема сообщения: Всё в шоколаде. Мир, дружба, пироги

Итак, всё в порядке. Поговорила по телефону с бабушкой. То есть я хотела поговорить, но когда начала пересказывать всю эту лабораторно-свиную историю, она меня прервала:

— Матильда, у меня такое ощущение, что твой рассказ не из коротких. Ты знаешь, как я отношусь к долгим телефонным разговорам?

— Да, бабушка: «Телефон предназначен исключительно для коротких сообщений касательно сути дела, он служит для назначения встреч и немногословных отказов от таковых, хотя последнее крайне невежливо», — повторила я как попугай ту бредятину, которую вынуждена выслушивать с детства.

И, как хорошая девочка, присовокупила её любимую заключительную фразу:

— Телефонный разговор не в состоянии заменить личного общения, во время которого физическое присутствие реципиента играет значительную роль в успешном донесении сути при обмене мнениями.

— Именно так, дитя моё. Ты знаешь, чего я от тебя жду.

— Конечно, бабушка, я приеду, — ответила я послушно и собралась в путь.

Когда я приехала, в гостиной всё было готово для небольшого кофейного приёма. Я было собиралась выложить всё прямо с порога, но она меня перебила:

— Для начала войди, сядь, и мы за чашечкой кофе поболтаем о делах, которые тебя беспокоят.

Бог ты мой, если бы мне пришлось сообщить ей о том, что её дом охвачен огнём, всё благополучно успело бы сгореть, прежде чем она дала бы мне слово сказать!

Но хорошо, раз мне кое-что было от неё нужно, пришлось следовать её правилам.

На столе были разложены пирожные всевозможных сортов. А для меня, как всегда, вместо настоящего кофе — солодовый кофейный напиток от «Катрайнер».

— Пирожные из кафе «Кранцхен»? — спросила я взволнованно.

— Разумеется, из кафе «Кранцхен», я бы ни за что не стала заказывать их в другом месте.

— А я познакомилась с парнем, который работает в этом кафе, — выпалила я.

Как-то забавно получилось, что ваши пирожные лежали на столе моей бабушки: такое ощущение, как будто это мы с тобой встретились.

— Он симпатичный? — поинтересовалась бабушка.

— О да, ужасно.

— Где вы познакомились?

Я задумалась.

— Ну если точно, мы ещё не знакомы в полном смысле этого слова, мы просто дружим. Но зато здорово дружим.

Бабушка удивлённо посмотрела на меня.

— Вы дружите, но при этом не знакомы друг с другом?

Я рассмеялась: звучало и вправду странновато.

— Да нет, мы очень много пережили вместе, но мы ещё ни разу не встречались.

Бабушке это ничего не объяснило, и она спросила:

— Это и есть та проблема, о которой ты хотела со мной поговорить?

Я помотала головой:

— Нет, с Берри у меня нет проблем.

— Берри? Так зовут юношу? С которым ты дружишь? Которого ни разу не встречала? Но с которым ты уже много пережила?

Я терпеливо кивала в ответ на все её вопросы.

— Ты регулярно посещаешь этого Клингхубера?

— Да.

— Вот в этом всё дело! Я часто говорила твоей матери, что психотерапевты — опасные люди!

— По-моему, кафе родителей Берри пользуется большой популярностью, — попробовала я сменить тему.

Бабушка тут же на это клюнула.

— Очень старательные и трудолюбивые люди, я имею в виду его родителей. Старой закалки. Весьма приятные, — заметила она.

Я осмотрела ассорти на столе.

— А у тебя есть здесь «Клёцки валькирии»?

Взгляд бабушки стал несколько осуждающим.

— Пробовала однажды. Они не показались мне достойными моих приёмов.

Понятия не имею, что она этим хотела сказать, но я кивнула и задумалась над тем, как бы теперь половчее ввернуть тему лабораторных свинюшек.

К счастью, она сама дала мне повод начать об этом разговор.

— Что ж, светский разговор у нас уже был, теперь можешь переходить к своему вопросу, Матильда.

Я так долго сдерживалась, что безо всяких предисловий выпалила:

— Освободи свиней!

Бабушка была — не побоюсь этого слова — ошеломлена.

— Вынуждена попросить тебя, Матильда!.. — возмущённо произнесла она.

Проблема была, видимо, в том, что я играла не по её правилам.

— Будь добра, полными предложениями и в хронологическом порядке.

Итак, я начала рассказ заново.

— В лаборатории Камиллы Марципан в качестве подопытных животных содержатся две свиньи. Они с головы до ног увешаны проводами, и их заставляют целыми днями нестись по беговой дорожке, — сообщила я.

— Это же просто возмутительно! — воскликнула бабушка.

Она позвонила в колокольчик и велела горничной принести телефон. Потом набрала номер лаборатории.

— Будьте добры госпожу профессора Марципан.

Когда трубку взяла Камилла, бабушка сказала:

— Дорогая, я слышала, что ты держишь в своей лаборатории двух свиней. Не могла бы ты незамедлительно отвезти их на ферму, чтобы они могли вести жизнь, предназначенную им природой?

Камилла что-то ответила, и бабушка кивнула.

— Благодарю. Заходи как-нибудь на чашечку кофе, дорогая.

Вот это мастерство — короткий, но эффективный телефонный разговор! Вау!

Бабушка положила трубку и улыбнулась мне:

— Теперь ты спокойна, дитя моё?

— Полностью! Огромное спасибо, бабушка, — воскликнула я.

При нормальных условиях (то есть если бы у нас была нормальная семья) я бы её обняла. Но, полагаю, бабушка не одобрила бы подобного душевного порыва.

— Countenance, Матильда, countenance, — говорит она частенько, что означает: «Сдерживай проявления любых чувств».

— И ты уверена, что она это сделает? — спросила я.

Тут бабушка совершенно непонимающим взглядом воззрилась на меня.

— Без сомнений, я же об этом попросила!

Гм, тут бабушка права. В её вежливой манере есть действительно нечто исключающее мысль о неповиновении.

Я просияла и удовлетворённо откинулась на спинку кресла; мир и покой в моей душе были восстановлены.

— Какие новости? — весело поинтересовалась я. — Недавно прочитала эссе о Ницше[41], это было чрезвычайно интересно… — И мы ещё часик поговорили как настоящие светские дамы.

Теперь я дома. Думаю, наконец пришло время нам встретиться! А то у нас с тобой не отношения, а сплошной абсурд (не обижайся, но так и есть!). Примечательно, что это пришло мне в голову только тогда, когда я попыталась рассказать о тебе бабушке.

Итак, Берри, теперь, когда всё уладилось, приходи ко мне!

Жду с нетерпением! До скорого!

МАКС

Отправитель: БерриБлу

Получатель: ПинкМаффин

Тема сообщения: Свиньи! Тревога!

Привет, МАКС!

Безуспешно пытаюсь понять, почему всегда всё происходит не так, как я планирую. Я думал как? Всё понятно, бабушка даровала свиньям свободу, папе уже не грозит банкротство, а самое главное, МАКС больше не угрожает опасность. Всё так, как надо! Я было собирался пойти к тебе, но решил сначала заскочить ненадолго к Кулхардту, чтобы поблагодарить его за всё. В конце концов, именно он сумел разобраться во всей этой истории. Мне, правда, так и не удалось понять, КАК он это сделал, а главное — ЗАЧЕМ? Но, как говорится, всё хорошо, что хорошо кончается.

вернуться

41

Ницше Фридрих (1844–1900) — немецкий философ.