Письмо не по адресу, стр. 25

Но у Колетт НЕТ сестры!

Тебя это не волнует? Что ж, кому как. Остаётся только один вопрос: ОТКУДА У НАС СОБАЧЬЯ БУДКА? И о какой собаке говорила Колетт? Ты точно уверен, что ночевал в конуре? Может, у тебя от переживаний были галлюцинации?

Ё-моё. Честное слово. Как-то это всё…

Спросила у матери, кто такая Камилла. Сначала её передёрнуло, потом она ответила:

— Вероятно, будущая английская королева.

— МАМ! — не выдержала я.

Тогда она просто сказала:

— Спроси у отца.

— У нас из-за неё проблемы?

— О да, — вздохнула мать.

После этого мне были перечислены преимущества чемоданов от «Луи Виттон».

Во всяком случае я держу тебя в курсе дела (и насчёт преимуществ чемоданов от «Луи Виттон» тоже, если пожелаешь).

Опять на нервах,

МАКС

P. S. Знаешь что? Вообще-то это полное безумие с моей стороны — доверить свои «заработанные потом и кровью» деньги незнакомцу. Только сейчас мне это пришло в голову. Разве нормальный человек даст тому, с кем знаком только по Интернету, код сигнализации от многомиллионной виллы и подробные указания, где лежат пятнадцать тысяч евро? Должно быть, я тебе ужас как доверяю. А потом я подумала: вообще-то я нагрузила тебя кошмарной ответственностью и ты сильно рисковал, спасая мои деньги. А ведь странно, как легко можно попасть в историю, которая теперь кажется совершенно обычной. На трезвую голову нас обоих следовало бы отправить в психушку!

Отправитель: БерриБлу

Получатель: ПинкМаффин

Тема сообщения: Колетт и никакой сестры

Привет, МАКС!

Спокойствие, только спокойствие. Твои деньги в хороших руках. Я всё равно ничего не могу с ними сделать, ха-ха-ха. Серьёзно, тебе не о чем беспокоиться. А вот твоё подозрение, не стащил ли я чего-нибудь из лаборатории, меня огорчило. Как ты могла такое подумать?! Да я не взял даже ни грамма свиного помёта, хотя уж чего-чего, а этого добра там хватало!

Ладно, это всё лирика. У Колетт нет сестры, вот это тема! Всё сходится! Ваша Колетт тоже как-то замешана в этом деле. После того как я побывал у Кулхардта, я в этом нисколько не сомневаюсь! Одно только непонятно, для чего ей понадобилась эта вонючая конура? Не могу разобраться.

Итак, всё по порядку. Вчерашний день выдался суматошным. В кафе в полном составе заявился «клуб картёжниц». Это четыре бабушки, которые живут в доме для престарелых. Кроме того, что они соседки по комнате, у них есть ещё одна общая черта: они жить не могут без покера. В доме для престарелых им запретили играть, вот они и таскаются по разным кафе и закусочным, чтобы хоть как-то порадовать себя. Временами это «счастье» сваливается и на наше кафе. Моя мама всегда бесится, как только они появляются на пороге. Традиционный заказ «клуба картёжниц» — четыре чашки кофе, одна порция пирога с маком и четыре вилки. Они могут часами просиживать, поедая маленькими кусочками пирог и запивая его кофе, оккупировав при этом лучший столик в кафе! И как ты думаешь, на что они играют? На порцию «Клёцек валькирии» или витаминки? Фигушки! Эти милые бабушки просаживают в покер всю свою пенсию! На столе, ясное дело, лежит пара-тройка монет, но ПОД, столом шуршат такие купюры…

Я бы на них совершенно не злился, если бы они каждые несколько минут не подзывали меня к себе дурацкими просьбами и вопросами:

— Берри, взгляни-ка! Что это за комбинация карт?

— Маргарет снова жульничает! Пять тузов! Какое нахальство!

— Берри, не мог бы ты подогреть мои полчашки кофе?

И всё в том же духе. Я, хоть это было нелегко, изо всех сил старался сохранять спокойствие. Получалось очень даже неплохо, пока в кафе не появилась ещё одна «группировка», а именно хихикающие малолетние фифы. Бе-е-е… И началось: «сладкие джинсы», «сладкая причёсочка», «сладкие глазки».

В конце концов мне это надоело, я снял фартук, поставил перед мамой поднос и вышел из кафе совершенно не в себе. Если деньги будут и дальше доставаться мне таким невыносимым способом, интересная же у меня будет жизнь…

«Пойду к Кулхардту. Может быть, там моё настроение исправится», — подумал я.

И действительно, настроение сразу улучшилось!

Вхожу в офис-хаос, меня встречает радостная Мильфина.

— Берри Блу! — улыбается она. — Ну наконец-то! Как приятно видеть молодого и симпатичного юношу!

На «Берри Блу» я больше не обижаюсь, ладно уж. А насчёт симпатичного юноши… Хм, видимо, в «Альди» давно не было скидок на очки.

— Скажите, Липински здесь? — поздоровавшись, спрашиваю я (чистых брюк у меня почти не осталось, вот и осторожничаю).

— Нет, у него дела.

— Проводит зачистку? Или проворачивает какое-то выгодное дельце? — спрашиваю я, ухмыляясь и радуясь, что моим брюкам ничего не грозит.

— Не знаю, — морщит нос Мильфина. — Они не информируют меня о том, что собираются делать. Но, сам понимаешь, если у них что-то не получается, виновата во всём я…

Тут выражение её лица меняется с серьёзного на радостное, и она говорит совершенно другим голосом:

— Ах, ну разве они не прелестны? Посмотри вон туда! — И указывает на кучу вещей, украшенных ярлычками «Скидка 20 %», «Выгодное предложение» и другими в том же духе.

Я внимательно оглядываюсь, но большой разницы не замечаю — всё выглядит так же, как и несколько дней назад, когда я приходил сюда.

— Кто «они»? — переспрашиваю я.

— Носовые платочки! Такие хорошенькие, и стоили недорого!

— Какие носовые платочки? Где?

— Ах да, ты не видишь, их загораживают бумажные полотенца, — спохватывается она и подбегает к куче хлама. — Они тоже были по специальной цене. Представляешь, с рисунком в цветочек! Превосходно стирают пыль!

Я не хочу казаться невежливым и замечаю:

— Да, вещь полезная. Вот у нас в кафе…

— Ты знаешь, что с ними делать? — оживляется Мильфина, выхватывает из кучи две упаковки полотенец по десять штук в каждой и вручает мне. — Дарю!

— Спасибо. А теперь могу я поговорить с Кулхардтом?

— Он у себя в кабинете. Проходи.

— Вот так запросто? А если я отвлеку его от какого-нибудь важного дела?

— Кулхардта нельзя отвлечь. Тем более от важного дела, — отвечает она.

Захожу в кабинет, держа в каждой руке по упаковке полотенец. За пустым столом сидит Кулхардт, положив ноги на край, и смотрит в окно. Ну ни дать ни взять герой американского фильма! Гениально!

— Берри Блу, — говорит он, не отводя взгляда от окна.

Молчит несколько секунд а потом медленно поворачивает голову в мою сторону. Вот это движение! Ничего круче я в жизни не видел. Надо будет потренироваться.

Спусти целую вечность наши взгляды встречаются.

— Ты устроился работать уборщицей? — спрашивает он.

— Тогда уж уборщиком, — отвечаю я таким же ироничным тоном.

— Хорошо. Уборщик-малолетка.

Я весь напрягся, пытаясь придумать не менее язвительный ответ, но Кулхардт не дал мне и слова сказать.

— Неудобно было, да? — спрашивает он.

— В смысле?

— В смысле? В собачьей конуре.

— Вы знаете об этом? — спрашиваю я, от испуга роняя обе упаковки полотенец.

— Я знаю об этом. Будь добр, когда будешь уходить, не забудь свои полотенца.

— Вам рассказал Липински?!

— Йофф.

Ну нот и всё. Последние чистые брюки…

— Предатель! — гневным шёпотом обращаюсь я к Липински.

— Мы с Липински партнёры, — говорит Кулхардт. — А партнёры рассказывают друг другу обо всём. В большинстве случаев. Теперь говори, что ты искал в том доме?

— А что ВЫ искали в том доме? — переспрашиваю я.

— Что мы искали в том доме? Мы — детективы. Ты — нет.

— С чего вы так решили?

— С чего мы так решили? Ты слышал, Липински?

— Йофф.

— Мальчик, ты себя в зеркало видел? Ладно, выкладывай, что ты делал на этой вилле. Опять хотел сфотографировать накрашенных крыс?

— Я выполнял просьбу МАКС. В смысле, моей подруги.

Надеюсь, ты не рассердишься на меня за это. Он почему-то упорно считает, что мы… Ладно, не о том речь.