Кровавое золото, стр. 1

Луис Ламур

Кровавое золто

Глава 1

Пустыня Юма, раскинувшаяся к западу от устья реки Колорадо, была раскалена, как жерло печи; но из четверых всадников трое были индейцы из племени яки, привыкшие к зною не хуже стервятников, которые выписывали ленивые круги у них над головами. А четвертого всадника жара не беспокоила. Он был мертв.

Часть пустыни, которую они сейчас пересекали, была покрыта твердым песком. Впереди и правее поднимались песчаные дюны. Четыре дня назад тот, который сейчас был мертв, пробирался на своем коне сквозь эти дюны навстречу смерти. Слишком уж он хотел освободиться, добраться до корабля, ожидавшего его в бухте Адэр, и потому понял, что загнал лошадь, когда было уже поздно.

Попытка бежать через пустыню, покрытую редкими низкорослыми креозотовыми кустами и ослиной колючкой, была безумием — если ехать днем. Но он не мог ждать ночи. За ним гнались индейцы, которым обещали пятьдесят долларов за его труп. Выбор был прост: двигаться или умереть — и он гнал вовсю… но все равно погиб. Они перехватили его у самой цели.

Еще никому не удавалось бежать через пустыню Юма. Индеец-яки в помятой кавалерийской панаме мог бы ему это Рассказать, потому что уже получил вознаграждение за семнадцать трупов, и это было неплохим подспорьем. Индеец ничего не знал о судне в бухте Адэр, но это его и не беспокоило.

Том Беджер, сокамерник убитого, был полностью посвящен в планы бежавшего заключенного и знал, что судно должно появляться в определенном месте побережья каждый вечер в течение двух недель. Команде хорошо заплатили, а знала она лишь то, что из пустыни должен появиться один человек.

Может быть, двое или больше. Этих людей надо взять на борт без лишних вопросов и доставить в Масатлан note 1.

Том Беджер собирался удрать вместе с Айзечером, но когда наконец-то представился подходящий случай, тот воспользовался им один. На его месте Том поступил бы точно так же. А теперь он выжидал. Удалось ли Айзечеру?..

Вдруг он услышал удары колокола. Один… два… три… четыре раза!

Ворота тюрьмы раскрылись и снова закрылись. Беджер поднялся, прислушиваясь. Кто же это вошел в тюрьму в такой час? Еще не было и шести утра.

Снаружи долетел чей-то голос, откуда-то от ворот. Он был довольно четок, даже на расстоянии, потому что в этом чистом воздухе звуки разносились далеко.

— Они привезли еще одного.

— Кого это?

— А ты как думаешь? За шесть месяцев отсюда удрал только один!

Айзечер! Том Беджер сидел тихо, но мысли его скакали. Айзечер умер, но судно не покинет бухту Адэр еще несколько дней. Айзечер был в этом уверен, и он планировал появиться на месте в первый же из четырнадцати дней, которые корабль проведет в бухте. Остальные тринадцать дней были просто страховкой на всякий случай или на ошибку в расчете времени.

Никто на судне не знает о гибели Айзечера. Поэтому, когда в бухте Адэр появится человек или несколько людей, их возьмут на борт и доставят в Масатлан. Айзечер погиб, но с его смертью двери не закрылись.

Мысли Беджера были прерваны лязганьем ключей и звуком приближающихся шагов. Дверь открылась, и он услышал, как тюремщики вызывают людей на дневные работы.

Вошел конвоир Миллер вместе с дежурным тюремщиком и начал отпирать замки ножных кандалов, которыми узники были прикованы к полу.

Суслик поднял глаза и заныл:

— Я совсем не могу сегодня… Я…

— Заткнись! — Том Беджер раздраженно глянул вниз. Джо Харбин был в порядке, но Суслик никуда не годился, ему лишь бы хныкать.

— Надевай башмаки! — нетерпеливо заорал тюремщик. Он был вообще жестокий человек и никому не давал спуску.

Миллер, наоборот, был добрым конвоиром и славным человеком. Если заключенный ничем не насолил Миллеру, тот охотно закрывал глаза на мелкие отклонения от правил.

— Я не могу…

Тюремщик слегка пнул Суслика сапогом.

— Встать!

— Пожалуйста…

Тюремщик замахнулся ключами, но тут вмешался Миллер.

— Оставь его в покое. Он вчера получил десять плетей.

— А сейчас напрашивается еще на десяток!

— Надень башмаки, сынок, — сказал Миллер. — Пошли, пусть док на тебя глянет.

Медленно, преодолевая боль, Суслик натянул башмаки и, поднявшись на ноги, вышел в тюремный коридор вместе с двумя остальными. Идя по коридору, Том заглядывал в камеры к тем заключенным, с которыми было меньше хлопот. В каждой из них он видел свежевыбритых людей, которые застилали удобные койки. Удобные, собственно говоря, по сравнению с твердым каменным полом, на котором он спал в карцере. Возле одной из камер их остановили. Там был Дэн Родело, голый по пояс — его осматривал доктор.

Миллер поглядел немного, потом позвал:

— Док!

— Минутку, конвоир. Мне надо проверить этого человека перед освобождением. Он выходит сегодня.

— Везет сволочам, — пробормотал кто-то; Миллер глянул на заключенных, но по их лицам нелегко было угадать, кто это сказал, и Миллер не стал любопытствовать.

Родело был счастлив выйти на свободу — как и всякий Другой. Но раньше-то счастье ему изменило, из-за этого он и попал сюда. Он вообще не был преступником, это знали все заключенные.

Крутой, грубый — это да… и невезучий. Это был упорный человек, такой пройдет самую трудную дорогу, если придется. Но вряд ли кто-то захотел бы разделить хоть часть его забот — судьба посылала ему одни неприятности. Дэн стойко выдержал свой срок. Он каждый день выполнял норму, а дневная норма — это изрядный кусок работы.

— Хорошо, Родело.

Доктор Уилсон собрал свой саквояж и вышел в коридор.

— Что там, Миллер?

— Этот парень говорит, что он болен.

Доктор взглянул на Суслика.

— О, да это ты!

Задрал ему рубашку, взглянул на тощую спину, исполосованную плетьми.

— Заживает хорошо.

Дэн Родело надел рубашку, пока другие ждали. Заправил ее под ремень, завязал шейный платок.

Джо Харбин смотрел на него со злостью. Он начал было говорить, но Том Беджер резко толкнул его, и Джо закрыл рот.

— Ты уже достаточно окреп, — сказал Уилсон Суслику. — Тебе лучше работать, а то спину стянет рубцами.

— Так вы считаете, что я должен идти на работу?

— Тут все работают, сынок. Держись подальше от неприятностей, и в один прекрасный день ты выйдешь отсюда, вот как сейчас Родело. А если захочешь острых ощущений, будешь получать плетей постоянно и когда наконец выйдешь на волю, годен ты будешь только на кладбище. Поверь мне — я тут всякого насмотрелся…

Дэн Родело подождал, пока они уйдут, потом вышел в коридор и направился в кабинет начальника. Он знал, что его провожают завистливые взгляды тех, кто оставался, но он мало кого из них знал и имел мало общего с кем-либо из них.

Внезапно он остановился. Трое индейцев-яки вносили тело. Невольно он всмотрелся в мертвое лицо. Он узнал его. Узнал просто потому, что это мог быть лишь один человек. Хотя в бледном лице мертвеца мало что напоминало человека, которого он знал.

Об Айзечере ходили слухи. У него была родня с деньгами где-то далеко на Востоке, и был какой-то разговор, что эти деньги так и сыплются… До сих пор оставалось загадкой, как ему удалось удрать.

Клерк открыл дверь в кабинет начальника.

— Тело Айзечера, сэр, для опознания.

— Ты что, сам не можешь опознать его?

— Инструкция, сэр. Положено, чтобы тело осмотрели вы. Начальник подошел к двери. Это был стройный, привлекательный человек лет пятидесяти с лишним. Стройная осанка выдавала его военное прошлое. Он взглянул на мертвеца я поморщился. Это дело ему не нравилось.

— Никогда не узнал бы его, — заметил он. — Будто сквозь пекло прошел.

— А вы видели эту пустыню на юге? Не думаю, чтобы в Северной Америке нашлось еще что-то подобное. Он, наверное, был полумертвый от жажды, когда его подстрелили.

Начальник отвернулся.

вернуться

Note1

Порт в Мексике на восточном берегу Калифорнийского залива (здесь и далее примечания переводчика).

загрузка...