Крестовый поход в небеса, стр. 9

– Но разве Бранитар не помнит? – воскликнул сэр Оливер.

– Помнит сотни чисел? Никто не может запомнить их, а он не капитан, не пилот, фактически он был пленником этих дьявольских машин…

– Довольно! – сэр Роже прикусил губу. – Но, постой! Разве курс «КРЕСТОНОСЦА» не был известен герцогу, который послал его?

– Нет, милорд. Версгорцы идут в разведку только по желанию своего капитана, и пока они не вернутся, никто не знает, где они.

Поднялся ропот. Это были крепкие люди, но услышанное испугало бы любого. Сэр Роже подошел к жене и взял ее за руку.

– Мне жаль, дорогая, – пробормотал он.

Но она отвернулась от него.

Сэр Оливер поднялся. Костяшки пальцев его побелели.

– Это вы привели нас всех сюда! – выкрикнул он. – Привели на смерть и проклятие перед небом! Вы довольны?

Сэр Роже положил руку на рукоять меча.

– Спокойно! – проревел он. – Вы все согласились с моим планом. Никто не был принужден насильно. Теперь мы должны разделить ношу, и Бог сжалится над нами!

Младший рыцарь что-то негодующе пробормотал, но сел.

Меня ужасно удивило самообладание сэра Роже. Несомненно, он был несравненным вождем. Я отношу это за счет крови короля Вильгельма-Завоевателя и незаконной дочери Эрла Годфри, позднее объявленного вне закона за пиратство, основателя благородного рода де Турневилей.

– Предположим, – сказал барон, – все еще не так плохо. Будем действовать храбро, и победа будет за нами. У нас много пленников, за которых мы можем потребовать выкуп. Я думаю, что и пленники нам помогут. Многие из них умеют обращаться с этим трусливым адским оружием… Враги, конечно, могут использовать и другое оружие, но что нам с этого? Не в первый раз храбрый человек победит армию, которая кажется сильнее его. В худшем случае мы можем отступить. У нас достаточно небесных кораблей, и мы вполне можем избежать преследования в глубинах пространства. Но я предпочитаю остаться здесь! Торговаться из-за выкупа, бороться в случае необходимости, поддерживать веру в Господа. Несомненно, что тот, кто остановил солнце для Иисуса Навина, сможет уничтожить миллионы версгорцев, если ему это будет угодно. Добившись соглашения с врагами, мы заставим их найти наш дом, набить корабли золотом. Говорю вам: смелей! Во славу Господа, за честь Англии и за обогащение всех нас!

Он увлек их всех, заразил их своей верой, и они в конце концов стали выкрикивать приветствия. Собравшись вокруг него, они положили руки на его огромный меч и поклялись сражаться вместе, пока не минует опасность. Потом они целый час разрабатывали дальнейшие планы, большинство которых оказывались неосуществимыми, ибо человек предполагает, а Бог располагает. В конце концов все разошлись спать.

Я видел, как милорд взял жену за руку, чтобы отвести ее в палатку, когда она заговорила с ним резким шепотом. Она не слушала его возражений, а стоя в темноте враждебной ночи, обвиняла его. Большая из лун освещала их холодным светом. Плечи сэра Роже поникли. Он повернулся и медленно отошел прочь. Завернувшись в одеяло, он уснул на росистом поле.

Странно, что храбрейший из мужчин так беспомощен перед лицом слабой женщины. Он казался слабым и побежденным, лежа под открытым небом. И я подумал, что это предвещает нам всем несчастье…

8

Вначале мы все слишком устали, чтобы обратить на это внимание, потом слишком долго спали. Но когда я открыл глаза и увидел, что все еще темно, я замерил движение звезд над деревьями. Ах, как медленно они двигались! Ночи здесь намного длиннее земных.

Это само по себе встревожило наших людей. А тот факт, что мы не можем улететь(теперь уже нельзя было скрывать тот факт, что нас привело сюда предательство, а не желание) испугал многих. Но в конце концов они привыкли полагаться на решения барона.

Каково же было наше удивление, когда еще задолго до настоящего рассвета, появились корабли противника!

– Держитесь храбро! – посоветовал я Рыжему Джону, когда он со своими людьми дрожал в предрассветном тумане. – Они не волшебники. Просто они умеют переговариваться на больших расстояниях. Как только один из беглецов добрался до ближайшего поместья, известие о нас быстро распространилось.

– Что ж, – резко ответил Джон Хеймворд, – и если это не волшебство, то я бы хотел знать, что же?

– Но даже если это и волшебство, вы не должны его бояться, ибо черная магия бессильна против добрых христиан. Но я еще раз повторяю вам, что это только высокое знание механики, военного искусства.

– А они-то превосходят доб… добрых христиан, – проворчал кто-то из лучников, но Джон заставил его замолчать, пока я проклинал свой болтливый язык.

В неровном бледном свете дрожащих звезд мы видели множество кораблей, некоторые из которых были так же велики, как наш разбитый «КРЕСТОНОСЕЦ». Колени мои под рясой дрожали. Конечно, все мы были под защитой экрана малой крепости, который так и не выключили. Наши оружейники обнаружили, что управление подземными бомбардами так же просто, как и на корабле, и были готовы к стрельбе. Однако я знал, что у нас нет настоящей защиты, если будет сброшен один из тех мощных взрывчатых снарядов, о которых я много слышал, или версгорцы будут атаковать нас пешим строем, просто задавив своей численностью, не считаясь ни с какими потерями.

Но эти корабли продолжали парить в полной тишине, под незнакомыми звездами. Когда наконец белесый рассвет заиграл на боках кораблей, я оставил лучников и побрел по влажной земле к кавалерии.

Сидя в седле, сэр Роже глядел в небо. Он был вооружен с ног до головы. Шлем он держал на сгибе руки, и никто, глядя на его лицо, не сказал бы, что он почти не спал.

– Доброе утро, брат Парвус. Какой долгой была тьма…

Сэр Оливер тоже был в седле и тоже глядел в небо, поминутно облизывая губы. Он был бледен, и его большие глаза, с длинными ресницами, были окружены темными кругами. Перекрестившись, он сказал:

– Даже зимняя ночь в Англии не так долга.

– Тем больше будет дневного света, – заметил сэр Роже.

Теперь, когда ему предстояло иметь дело с врагами, а не с женщиной, он казался довольным.

– Почему они не нападают? – сдавленно выкрикнул сэр Оливер, и голос его прозвучал, как треснувшая ветка. – Чего они ждут?

– Это очевидно, и я думаю, что об этом не стоит и упоминать, – ответил сэр Роже. – А разве у них не достаточно оснований бояться нас?

– Что? – удивился я. – О, сэр, разумеется, мы англичане, однако…

Мой взгляд скользнул по нескольким жалким палаткам, раскинутым у крепостной стены, по оборванным и закопченным солдатам, по женщинам, старикам и плачущим детям, по коровам, свиньям и овцам, за которыми присматривали бранящиеся йомены, по котлам, где булькала похлебка, и остановился на рыцаре.

– Однако, милорд, – закончил я, – в данный момент мы скорее похожи на французов…

Барон улыбнулся.

– Что они знают о французах и англичанах? Кстати, мой дед участвовал в битве при Баннекбери, где горсть оборванных шотландцев с пиками наголову разбила кавалерию Эдварда Второго. Все, что версгорцы знают о нас, это то, что мы внезапно появились откуда-то, и, если похвальбы Бранитара правдивы, сделали то, что до сих пор никому не удавалось: захватили одну из этих крепостей! Думаю, что на месте их коннетабля, я бы тоже действовал осторожно.

Хохот, поднявшийся между всадниками, перебросился на пехотинцев, и вскоре весь лагерь был охвачен им. Я видел, как задрожали пленники и прижались друг к другу, испугавшись того волчьего воя, что пронесся над полем.

Когда солнце окончательно взошло, несколько версгорских кораблей медленно и осторожно, приземлились в миле от нас. Мы не стреляли, поэтому они, набравшись храбрости, начали воздвигать в поле какое-то сооружение.

– Вы позволите им возвести замок у себя под носом? – воскликнул Томас Баллард.

– Это лучше, чем если бы они сейчас напали на нас. Пусть почувствуют себя пока в безопасности, – ответил барон и сухо улыбнулся. – Я хочу ясно показать, что мы согласны на перемирие. Помните, друзья, теперь лучшее оружие – язык.