Крестовый поход в небеса, стр. 8

Он взял новое копье из рук оруженосца и поскакал вперед. Топот копыт, сотрясающий землю, следовал за ним.

Версгорцы, находящиеся в меньшей крепости, пытались отбить нападение. У них было несколько разновидностей ружей и взрывчатые снаряды, метаемые вручную. Они сбили несколько наших всадников, но слишком мало было расстояние, к тому же, они были сбиты с толку и испуганы…

Нет зрелища более ужасного, чем атака тяжеловооруженной кавалерии. Беда версгорцев была в том, что в своем развитии они зашли слишком далеко. Они считали сражения на земле устаревшими и оказались плохо тренированными и плохо вооруженными, когда это произошло. Правда, они владели огненными луками и экранами, защищавшими их от этих лучей, но они и не думали, что надо поставить проволочные ежи.

Страшный удар рыцарей сокрушил их линию, промчался над ней, смешал их с грязью и промчался дальше.

Впереди виднелись развалины одного из зданий, за которыми готовился к взлету небольшой космический корабль, который, однако, был больше любого земного морского корабля. Он стоял на корме, его машины выли. Вот-вот он взлетит и сожжет нас сверху. И сэр Роже кинул на него свою кавалерию. Древки копий у солдат ломались, кони и люди падали от столкновения на землю. Но подумайте, кавалерист несет свой вес и вес своего вооружения, да и лошадь весит не менее пятисот футов, и все это несется со скоростью нескольких миль в час. Удар от столкновения был страшен.

Корабль был сбит. Он лежал на боку, искалеченный. А крепость затопили люди сэра Роже. Версгорцы умирали как мухи. Или вернее на мух были похожи эти игрушечные лодки, парящие сверху и неспособные выстрелить, так как в схватке они непременно бы попали в своих. Разумеется, сэр Роже все равно убивал их людей, но когда сверху разобрались в ситуации, было уже поздно.

Схватка продолжалась и в главной крепости. По-прежнему здесь стояло столпотворение, и Джон Хеймворд решил ввести в бой своих лучников. Он построил их и повел через открытое пространство на помощь сэру Роже.

Словно стая хищных ястребов, патрульные лодки начали быстро снижаться. Наконец-то они нашли свою добычу. Их огненные лучи не были рассчитаны на большое расстояние, и они снизились почти до земли. При первом же выстреле упало двое лучников. Но тут Рыжий Джон выкрикнул приказ.

Внезапно тучи стрел заполнили небо. Оперенное древко, выпущенное шестифутовым тисовым луком, пробивает вооруженного всадника и лошадь под ним. Эти маленькие дежурные лодки ухудшили свое положение тем, что летели ровным строем, как гуси, и ни одна из них не спаслась. Измятые, с пилотами похожими на ежей, они рухнули вниз, а лучники, прокричав возглас торжества, бросились на соединение со своими товарищами.

Сбитый копьеносцами космический корабль имел экипаж, члены которого наконец пришли в себя от испуга. Внезапно из башни корабля одна из бомбард изрыгнула пламя. Это не был гром, обрушивающий стены. Ближайший к кораблю всадник и его лошадь, охваченные пламенем, мгновенно погибли.

Рыжий Джон ухватил за один конец балку, и пятьдесят человек, в едином порыве, бросились ему на помощь. Несколько мощных ударов, и английские йомены ворвались в корабль.

Битва за Гантурак продолжалась несколько часов, но большая часть времени ушла на поиски спрятавшихся версгорцев. У нас было убито около десяти человек, раненых не было. Если огненный луч попадал в цель, то убивал. У противника пало около трехсот синекожих, и еще столько же было захвачено в плен. Вероятно, около сотни убежало, и теперь весть о нашем нападении дойдет до ближайших селений, до которых было, однако, не близко. Очевидно, быстрота нашей атаки позволила вывести из строя передатчик Гантурака, прежде чем по нему успели что-либо передать.

Но самое страшное обнаружилось позднее. Мы не горевали о потере «КРЕСТОНОСЦА» – у нас теперь было несколько кораблей, но при ударе погибли все навигационные карты.

Но сейчас мы торжествовали. Раскрасневшийся и вспотевший, в обожженных и измятых доспехах, сэр Роже де Турневиль, на усталой лошади, въехал в главную крепость. За ним двигались копьеносцы, лучники, йомены, оборванные и избитые. Их плечи сгибались от усталости, но на их губах была молитва, она вздымалась к незнакомым созвездиям, мерцавшим над нашими головами, и знамена гордо развевались на фоне темного неба.

Поле боя осталось за нами!

Как прекрасно быть англичанином!

7

Мы разбили лагерь рядом с меньшей крепостью. Солдаты, набрав в лесу хворост, разожгли костры и теперь ждали, пока в котлах приготовится ужин. Лошади щипали местную траву, не очень довольные ее вкусом. Неподалеку, под охраной нескольких копьеносцев, находились пленные синекожие, подавленные и не верящие в произошедшее. Мне было немного жаль этих не знающих Бога существ, хотя их господство было жестоким.

Сэр Роже предложил мне присоединиться к его капитанам, которые расположились неподалеку от оружейной башни. Подготовив ее орудия к отражению контратаки, мы старались не думать о том, какими ужасами вооружен враг.

Для благородных леди поставили палатки. Большинство из них отправились спать, но леди Катрин сидела на стуле, освещенная костром, и с твердо сжатым ртом слушала наши разговоры.

Усталые капитаны растянулись на земле. Я видел, как сэр Оливер Монтбелл лениво перебирает струны арфы, рядом с ним расположился, весь покрытый шрамами, обожженный старый сэр Брайан Фитц-Вильям, третий благородный рыцарь, принимавший участие в этом походе. Немного дальше огромный Альфред Эдгарсон, честнейший из саксонских франклинов. Насмешливый Томас Баалорд пробовал ладонью лезвие своего меча. Рыжий Джон Хеймворд сиял, так как из всех собранных он был самым низким по рождению, и несколько пажей.

Сэр Роже стоял, выпрямившись и скрестив руки за своей спиной. Сняв, подобно остальным, латы, он выглядел скромнее любого из своих сержантов. Но стоило взглянуть на его курносое мускулистое лицо и послушать его речь, то сразу становилось ясно, кто здесь вождь.

Он кивнул, когда я подошел.

– Вот и вы, брат Парвус. Садитесь и берите стакан. У вас ясная голова, а сегодня мы как никогда нуждаемся в добром совете.

Здесь не было знакомых звуков, только равномерное гудение и звон доносились до нас. Чужие запахи были еще более странными и беспокоящими.

– Ну, – сказал милорд, – милость Господа помогла нам выиграть первое сражение. Теперь надлежит решить, что же делать дальше.

– Я думаю… – сэр Оливер прочистил горло и торопливо заговорил. – Нет, джентльмены, я уверен, Бог помогает нам. Но перестанет помогать нам, если мы проявим гордыню. Мы захватили редкую добычу, и с этим оружием мы многого добьемся дома. Нужно возвращаться.

Сэр Роже потер подбородок.

– Я охотнее остался бы здесь, но вы во многом правы, мой друг. Освободив Святую землю, мы можем вновь вернуться сюда и расправиться с этим дьявольским гнездом.

– Да, – кивнул сэр Брайан. – Мы слишком одиноки теперь и отягощены женщинами, детьми и скотом. Несколько солдат против целой империи – это безумие.

– Но я охотнее преломил бы копье об этих версгорцев еще раз, – заметил Альфред Эдгарсон. – Я еще не добыл золота.

– Золото бесполезно, пока мы не доставим его в Англию, – напомнил капитан Баллард. – Плохо воевать в безводной и знойной Святой земле, но здесь мы даже не знаем, какие растения отравлены и какая здесь зима. Лучше завтра же отправиться назад.

Гул всеобщего одобрения сопровождал его слова. Я откашлялся. С Бранитаром я провел весьма неприятный час.

– Милорд…

– Да?

– Милорд, мы не можем найти пути домой.

– Что?

Все потребовали в едином порыве объяснений. Я объяснил, что все навигационные карты уничтожены, контрольная рубка оплавлена, по-видимому, через трещину в корпусе в нее проник огненный луч, и…

– Но Бранитар знает дорогу, – прервал меня Рыжий Джон. – Он сам прокладывал ее, и я вырву из него это, милорд!

– Не торопись, – посоветовал я. – Ведь это не плавание вдоль берегов Англии, где известны все приметы. Это вся Вселенная, с бесчисленным количеством звезд. Это был разведывательный полет, и без записей капитана можно всю жизнь провести в поисках и никогда не найти нашего Солнца.