Крестовый поход в небеса, стр. 5

– Теперь на юг! – приказал сэр Роже.

Бранитар усмехнулся, взглянул на приборы и дернул вниз какую-то ручку. Я услышал звук захлопывающегося замка. Ручка осталась внизу. Адское торжество сверкнуло в глазах Бранитара, когда он вскочил со своего сидения и вскрикнул:

– Дело сделано! – его латинский был ужасен. – Я послал вас на смерть. Вам конец!

– Что? – воскликнул я.

Сэр Роже выругался. Он уже догадался, что сказал Бранитар, и ринулся на версгорца. Но его остановило зрелище, которое открывалось на экранах. Меч выпал из его рук, и пот выступил на его лице.

В самом деле, это было ужасно. Земля под нами уменьшалась, как будто падала в глубокий колодец. Вокруг нас голубое небо темнело, показались звезды, но это была не ночь, потому что солнце по-прежнему ярко светило на одном из экранов.

Сэр Оливер бормотал что-то по-уэльски. Я упал на колени. Бранитар метнулся к двери, но сэр Роже успел схватить его за край одежды, и они вместе упали.

Сэр Оливер был парализован ужасом, а я не мог оторвать глаз от ужасного зрелища, открывавшегося перед нами. Земля уменьшилась до такой степени, что едва закрывала один из экранов. Она была голубой, усеянной темными пятнышками, и круглой. Да, круглой!

Новая, более низкая нота, послышалась в помещении. Иглы все новых шкал пробуждались к жизни. Мы двигались с невероятной, все увеличивающейся скоростью. Могучие силы, действующие на совершенно неизвестных нам принципах, уносили нас от земли.

Я видел, как под нами проплыла Луна. Мы пролетели так близко от нее, что я мог разглядеть горы и осыпь на ней, окруженные черными тенями. Но ведь этого не могло быть! Всем известно, что Луна – совершенный круг. Всхлипывая, я старался избавиться от этой галлюцинации, от наваждения экранов, и не мог.

Сэр Роже одолел Бранитара и швырнул его на пол, почти потерявшего сознание. Тяжело дыша, рыцарь встал.

– Где мы? – выдохнул он. – Что с нами происходит?

– Мы поднимаемся, – простонал я. – Все выше…

И я зажал пальцами уши, чтобы не оглохнуть от грохота, когда мы ударимся о первую кристаллическую сферу.

Спустя некоторое время, убедившись, что ничего не происходит, я открыл глаза и вновь взглянул на экраны. Земля и Луна отдалились еще больше и теперь были похожи на двойную звезду голубого и золотого цвета. Настоящие звезды мерцали жестко, сверкая на фоне бесконечной тьмы. Мне показалось, что корабль все еще увеличивает скорость.

Сэр Роже прервал мои молитвы проклятьем.

– Вначале рассчитаемся с предателем, – и он пнул Бранитара под ребра.

Версгорец сел и с вызовом посмотрел на него.

Я собрался с силами и сказал ему по латыни:

– Что ты сделал? Ты умрешь в страшных мучениях, если не доставишь нас обратно.

Он встал, скрестил руки и гордо осмотрел нас.

– Вы, варвары, хотели сравняться с умом цивилизованного существа! Делайте со мной что хотите, когда путешествие подойдет к концу я буду отомщен!

– Но что ты сделал?

Его окровавленный рот скривился в усмешке.

– Я передал управление кораблем пилоту-автомату. Теперь он сам управляет собой, все автоматизировано: вылет из атмосферы, переход в квазипространство, компенсация статических эффектов, сохранение искусственной гравитации и другие факторы жизненной среды обитания.

– Ну, что же, поверни обратно!

– Никто не может этого сделать, я тоже не могу, так как рукоять опущена. Она будет оставаться в таком положении, пока мы не прибудем на Териксан. Это ближайшая планета, населенная моим народом.

Я осторожно дотронулся до рулевых приборов. Они не двигались. Когда я сказал обо всем рыцарям, сэр Оливер громко застонал.

Но сэр Роже угрюмо сказал:

– Проверим, правда это или нет. Допрос в то же время накажет его за предательство…

Через меня Бранитар с презрением ответил:

– Начинайте! Я вас не боюсь. Но даже, если вы сломаете мне волю, это бесполезно. Курс корабля изменить нельзя, также нельзя его остановить. Это устройство как раз и предназначено для ситуаций, когда корабль должен достичь цели, не имея на борту ни одного члена экипажа. – Он замолчал, а затем искренне добавил. – Вы должны понять, что я не таю на вас злобы, вы безрассудно храбры, и я даже сожалею, что нам необходим ваш мир. Если вы освободите меня, я вступлюсь за вас, когда мы прибудем на Териксан. Может быть, вас отпустят живыми.

Сэр Роже задумчиво потер пальцами подбородок. Я слышал, как скрипела под его пальцами щетина, хотя он и брился в прошлый четверг.

– Думаю, после прибытия корабль снова будет доступен управлению, – сказал он.

Я поразился его холодному спокойствию после того, как прошел шок.

– Сможем ли мы тогда повернуть его и возвратиться домой? – продолжал он.

– Я не поведу вас! – ответил Бранитар. – А одни, не умея читать навигационные карты, вы никогда не отыщете пути. Мы будем дальше от вашей планеты, чем может пролететь свет за тысячу лет.

– Ты не должен нас считать неразумными дикарями, – оскорбился я. – Мы знаем, как и вы, что свет распространяется бесконечно быстро.

Он пожал плечами.

Глаза сэра Роже сверкнули, и он спросил:

– Когда мы прибудем?

– Через десять дней, но не из-за расстояния между звездами, хотя оно само по себе и огромно. Мы так поздно добрались до вас из-за этого расстояния. Уже триста лет, как мы вышли в межзвездное пространство, но звезд очень много…

– Гм, – произнес сэр Роже. – Прибыв, мы сможем использовать этот отличный корабль, с его бомбардами и ручным оружием. Версгорцы пожалеют о нашем прилете.

Я перевел это Бранитару, на что тот ответил:

– Я искренне советую вам сдаться. Конечно, оружие этого корабля может убить человека или разрушить город, но для вас это бесполезно. У нас есть силовые экраны, которые задерживают любой луч, а вот корабль так не защищен, так как генераторы силовых полей слишком громоздкие. Орудия из крепостей будут стрелять вверх и уничтожат вас.

Выслушав его, сэр Роже лишь сказал:

– Что же, у нас есть на размышления еще десять дней. Из корабля можно выглядывать только из этого места. Придется выдумать какую-то сказку, чтобы не пугать людей раньше времени.

Он вышел, и плащ развевался за ним, как два больших крыла…

4

Я был незначительным человеком в армии, и многое происходило без моего участия. Но я попытаюсь как можно полнее описать события, используя догадки, чтобы дополнить недостатки сведений. Священники на исповедях выслушивают много тайн и могут узнать или догадаться. Полагаю, например, что сэр Роже отвел леди Катрин в сторону и рассказал ей, как обстоят дела. Он надеялся встретить с ее стороны спокойствие и храбрость, но она разразилась слезами.

– Будь проклят тот день, когда я вышла замуж! – кричала она.

Ее прекрасное лицо сначала покраснело, затем побелело и она топнула своей маленькой ножкой о стальной пол.

– Достаточно того, что ваша невоспитанность опозорила меня перед королем и двором, заставила проводить жизнь в берлоге, которую вы называете замком. Теперь вы в своем неуемном азарте рискуете жизнями и душами наших детей!

– Но, дорогая, – запинаясь проговорил он. – Я ведь только…

– Да, вы были слишком глупы! Вам мало было отправиться во Францию, грабить и развратничать, вам еще захотелось проделать это в воздушном гробу. Вы были настолько высокомерны, что поверили, будто демон боится вас и станет вашим рабом. О, Богоматерь Мария, какая у меня несчастная судьба!

И она, рыдая, ушла.

Сэр Роже смотрел ей вслед, пока не перестал ее видеть, а затем, с тяжелым сердцем, отправился осматривать свои войска.

Солдаты, расположившись в просторных трюмах, готовили ужин, несмотря на разведенные костры, воздух оставался свежим и прохладным. Бранитар рассказал мне, что корабль снабжен специальной аппаратурой, которая восстанавливает жизненные силы атмосферы. Меня несколько раздражали постоянно светящиеся стены и невозможность отличить день от ночи. Но простые солдаты, по-видимому, не обращали на это внимания. Они сидели вокруг костров, пили эль, хвастались, играли в кости, ловили блох – дикая, безбожная толпа, которая тем не менее, относилась к своему лорду с подлинной преданностью.