Крестовый поход в небеса, стр. 13

– Вера в того, кто есть источник всякой мудрости и справедливости, и которого мы вечно молим о руководстве.

– О чем это он говорит, Гарс? – пробормотал один из офицеров.

– Понятия не имею, – прошептал в ответ Хуруга. – Возможно, эти… хм… англичане имеют в виду гигантскую вычислительную машину, с которой обсуждают важные вопросы… не знаю. Проклятая проблема перевода! Лучше отложим это. Следите за ними. За их поведением, следите внимательно. Потом обсудим все.

Хуруга повернулся ко мне и громко сказал:

– На сегодня все переговоры окончены. Продолжение завтра, а тем временем мы обдумаем полученные предложения.

Хоть он не показал виду, сэр Роже был очень доволен этим.

– Однако надо договориться об условиях перемирия, – заметил он.

С каждым часом мой версгорский совершенствовался, и я смог объяснить им, что наше представление о перемирии в корне отличается от ихнего. Перемирие вообще не было формальным договором, а просто следствием временно сложившихся обстоятельств. Мы договорились, что не будем стрелять друг в друга, даже если будем за пределами защитного экрана, но в любой воздушный корабль, который покажется на глаза, можно стрелять. Это было все. Версгорцы немедленно причинят нам вред и нарушат условия, если будут уверенны, что для них это выгодно, но этого же они ожидали и от нас.

Я заметил, что у врагов значительное преимущество, ибо у них огромное преимущество в воздушных кораблях.

– И тем не менее, – ответил сэр Роже, – мы кое-что выиграли. Это дело не закончится только выкупом и…

– Вас это удовлетворяет, – пробормотала леди Катрин.

Он вскочил, побледнел, поклонился Хуруге и вышел…

11

Долгий териксанский день позволил нашим людям добиться значительного прогресса. При помощи Бранитара, как инструктора и отца Симона, как переводчика, англичане смогли разобраться в управлении большинства механизмов. Хотя мы и не знали, как они работают, но использовать их оказалось просто. Единственная трудность заключалась в том, что йомены никак не могли запомнить символы, нарисованные на приборах. Впрочем, это было не труднее, чем геральдика, а ведь преклоняясь перед героями, парень опишет их гербы в мельчайших подробностях.

Будучи единственным человеком, претендующим на знание версгорского алфавита, я погрузился в изучение бумаг, найденных и захваченных нами в крепости. Тем временем сэр Роже приказал наиболее придурковатым крепостным, которые были не в состоянии изучать новое оружие, заняться строительством.

Солнце медленно садилось, окрасив золотым туманом половину горизонта, когда барон вызвал меня к себе.

Я присел и принялся рассматривать офицеров. Они были оживлены, у них появилась надежда. Язык мой прилип к гортани. Я хорошо знал этих капитанов, но еще лучше я знал сэра Роже, глаза его сверкали, а это был верный признак того, что он задумал дьявольское.

– Узнали ли вы, где главные замки этой планеты, брат Парвус? – спросил он меня.

– Конечно. Их всего три и один из них Гантурак.

– Не могу поверить в это! – воскликнул сэр Оливер, – даже пираты…

– Вы забываете, что здесь не особое королевство, и даже не отдельный феод, – ответил я. – Все лица, прямо подчиненные императорскому правительству, это все версгорцы. Крепости лишь места обитания шерифов, которые лишь поддерживают порядок и собирают налоги. Конечно, эти крепости одновременно являются и базами для космических кораблей. Здесь есть и воинские гарнизоны. Но версгорцы давно уже не вели настоящих войн. Они только запугивали беспомощных дикарей. Ни одна из других рас, овладевшая космическими перелетами не осмелилась открыто объявить войну. Лишь изредка, на какой-нибудь отдельной планете, происходили стычки. Кроме трех крепостей, остального вполне достаточно для одной планеты.

– Насколько же они сильны? – поинтересовался сэр Роже.

– Крепость называется Стуларакс, на противоположной стороне планеты, примерно такая же, как и Гантурак. И есть еще главная крепость – Дарова, где живет этот проклятый проконсул Хуруга. Она самая большая и наиболее сильно укреплена. Вероятно, именно она поставила большую часть кораблей и воинов, которые сейчас находятся перед нами.

– А где расположена ближайшая планета населенная синелицыми?

– Согласно книгам, которые я изучал, в двадцати светогодах отсюда. Сам Версгориксан значительно дальше, дальше даже, чем Земля.

– Но ведь по передатчику можно сообщить императору о случившемся? – спросил капитан Баллард.

– Нет. Передатчик действует со скоростью света, а сообщения между звездами перевозятся на космических кораблях, что означает не менее нескольких недель, чтобы известить Версгорского императора. Но Хуруга не хочет делать этого, я слышал его разговор с приближенными. Он хочет держать случившееся в секрете, по крайней мере, временно.

– Ага, – усмехнулся сэр Брайан Фитц-Вильям. – Герцог хочет сам возместить ущерб, причиненный нами, уничтожив нас, прежде чем сообщить о случившемся. Это обычный образ мыслей.

– А если мы причиним ему сильное беспокойство, он завопит о помощи, – предрек сэр Оливер.

– Верно, – согласился сэр Роже. – И я как раз думаю о том, чтобы причинить ему как можно больше беспокойства…

Я смутно осознал, что, когда мой язык прилип к гортани, он поступил правильно.

– Как можем мы бороться с ними? – спросил Баллард. – У нас нет оружия, которое могло бы сравниться с дьявольскими машинами вон на том поле. Если понадобится, они будут таранить нас, корабль за кораблем, не считаясь с потерями.

– Именно поэтому, – сказал сэр Роже, – я предлагаю напасть на меньшую крепость Стуларакс, чтобы захватить побольше оружия. К тому же это нарушит спокойствие Хуруга.

– И заставит напасть на нас.

– Возможно, но я не боюсь этой схватки. Понимаете ли вы, что наша единственная надежда – смелость?

Но сэр Брайан возразил:

– Но как мы можем осуществить это? Тот замок лежит в тысяче миль отсюда, а мы не можем лететь – нас расстреляют!

Сэр Оливер насмешливо поднял бровь:

– Может, у вас есть волшебная лошадь? – и он улыбнулся сэру Роже.

– Нет, это другое животное. Слушайте…

Это была долгая ночная работа для йоменов. Они подложили катки под один из небольших космических кораблей, привязали к нему быков и потащили так тихо, как это было возможно. Они поползли по полю, под прикрытием скота, который мы якобы выгнали на пастбище. Под покровом темноты и Господа, уловка удалась. В лесу, под защитой высоких деревьев с густыми кронами и под охраной множества разведчиков, двигавшихся, как тени, чтобы обнаружить любого синелицего, дело пошло быстрее.

– У них была хорошая домашняя практика во время браконьерства, – заметил Рыжий Джон.

Работа стала тяжелее, но безопаснее. К рассвету корабль был в нескольких милях от лагеря, на достаточно большом расстоянии, чтобы мог улететь, не будучи замеченным чужаками. Хотя это был самый большой корабль, который мы имели, но он был несколько меньше «Крестоносца», поэтому самое мощное оружие мы взять не смогли. Но на него погрузили несколько пушек, стрелявших взрывчатыми снарядами, пользоваться которыми нас научил один пленный инженер.

Тем временем все, не занятые перевозкой корабля, занялись укреплением нашей обороны. Мы окружили меньшую часть Гантурака копьями, ямами, ловушками, рогатками. Когда наступил рассвет, наши укрепления оказались скрытыми густой травой.

Я с радостью вошел в работу, но мой мозг задавал мне один вопрос: неужели сэр Роже сошел с ума? Но подумав, я логически объяснил все его действия. Мы сразу же не улетели после взятия Гантурака лишь потому, что не знали дороги домой, а смерть лучше, чем блуждание среди звезд. Мы были вынуждены напасть на Стуларакс, ибо Хуруга поймет кто мы такие и уничтожит нас. Своим нападением мы нарушим равновесие и Хуруга будет считать нас могущественнее, чем мы есть.

Я знал, что сэр Роже импровизирует. Он был похож на бегуна, который спотыкается и, чтобы не упасть, вынужден бежать еще быстрее.