Шепот Греха, стр. 1

загрузка...

Annotation

В Чайна-таун неспокойно: бандиты вымогают деньги у владельцев магазинов, а девушкам небезопасно ходить по улицам в одиночку. Вот только леопарды Дарк-Ривер считают Сан-Франциско своей территорией, а значит, любым другим хищникам в городе места нет.

На Рию напали в темном переулке, но ей удалось отбиться от насильника — не без помощи симпатичного леопарда. Проблема в том, что новая банда не любит оставлять дела незавершенными, а значит, Эммету придется временно стать телохранителем — пусть даже родственникам Рии не нравится, как жадно он на нее смотрит.

Налини Сингх

Пролог

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Эпилог

notes

1

Налини Сингх

Шепот Греха

Пролог

Шепот Греха - _1.jpg

The San Francisco Gazette

2 августа 2072

В ритме города

Проблемы в Чайна-таун?

Власти отказываются подтвердить или опровергнуть слухи о новой преступной группировке в городе. Однако есть сведения, что банда «Черная Ви», названная так по символу, которым помечает места своих преступлений, готовится взять на себя все правонарушения, совершенные в Сан-Франциско за последнее время. Пока «Ви» базируются в пределах Китайского квартала, но согласно нашим источникам, они планируют расширить свои границы.

Смит Дженсен, телепат и пиар-менеджер муниципалитета, официально заявил, что опасность со стороны «Ви» незначительна. Мы позволим себе с ним не согласиться. Как и все Пси, мистер Дженсен укрывается в безопасности своих высотных апартаментов, а вот люди и веры на улицах города уже начинают испытывать последствия новой угрозы. Смертельных случаев пока не было, но, возможно, это лишь вопрос времени.

Редакция полагает, что властям стоит отнестись к делу серьезнее. Иначе они рискуют потерять Сан-Франциско.

1

Глядя на свои ноги, Рия думала о том, что рваные брюки придется выкинуть. А где же ее туфли? Остались в проулке, где тот ублюдок пытался ее изнасиловать в счет «долга», раз ее семья отказывается платить за защиту.

Что-то теплое и мягкое легло ей на плечи и обернулось вокруг нее. Плед. Она вцепилась в него и тут же вздрогнула — шерсть больно уколола ободранные ладони. Рия разжала руки, и покрывало съехало на пол фургона скорой помощи.

— Я подержу.

Повернув голову на низкий голос, Рия увидела незнакомое лицо. Тот вер, что размазал по стене ее обидчика, был голубоглазым блондином, чем-то походившим на ее младшего безбашенного братца Кена. Этот же мужчина… На вид он казался грубее, его подбородок оттеняла щетина, у него были светлые глаза цвета выдержанного виски и густые русые волосы, в которых мерцали золотисто-рыжие пряди.

— Ну же, девочка, скажи хоть что-нибудь.

Рия сглотнула, пытаясь подобрать слова, но все они заблудились в хаосе спутанных мыслей, так что она продолжала молчать. В голову снова полезли воспоминания о только что пережитом ужасе в проулке всего в паре минут ходьбы от родного дома, совсем рядом с шумной суетой Чайна-тауна. Все изменилось за считанные секунды. Вот она улыбается, и вдруг вся ее взволнованная радость от того, что она завершила учебу на вечерних курсах, сменяется болью и страхом, когда тот тип бьет ее и принимается срывать одежду.

Плавная тирада на китайском, неожиданная и такая родная, прорвалась сквозь завесу ужаса. Удивленная, Рия подняла голову. Этот мужчина, незнакомец, говорил с ней на языке ее бабушки, спрашивая, как она себя чувствует. Она кивнула и, вспомнив нужные слова, ответила:

— Я говорю на английском.

Ей редко приходилось это произносить. В отличие от матери, наполовину китаянки, Рия уродилась не в бабушку. Волосы у нее были прямыми, но не черными, а каштановыми, а миндалевидный разрез карих глаз можно было заметить, лишь хорошенько присмотревшись. В общем, внешность Рия унаследовала от отца — чистокровного американца.

— Как тебя зовут, девочка?

Он коснулся ее щеки.

Она вздрогнула, но ладонь, хоть и большая, двигалась очень нежно. И терпеливо. Рия наконец-то расслабилась, успокоенная прикосновением мозолистой руки — похоже, мужчина привык к физическому труду.

— Рия. А тебя?

— Эммет. И я за тебя в ответе, — произнес он без тени шутки.

Рия нахмурилась — она постепенно становилась самой собой, выныривая из тумана страха.

— Почему это ты за меня в ответе?

— Потому что я большой, сильный и чертовски зол из-за того, что кто-то осмелился напасть на женщину в мою смену.

— Твою смену? — удивленно переспросила она.

— Дориан — из моих людей, — ответил он, кивая на светловолосого парня, превратившего ее насильника в груду сломанных костей. — Жаль, что он уже закончил — я бы предпочел сам выбить дурь из этого подонка.

Рия не привыкла к насилию, но она прекрасно понимала, что этот мужчина — вер, способный перекинуться в леопарда одним лишь усилием мысли, а хищные кошки не особо церемонятся, верша правосудие. Заглянув ему в глаза, она увидела в них ярость… и мерцание, указывающее, что он не совсем человек.

— Он больше меня не тронет, — почему-то решила она его успокоить.

— Уже тронул, — упрямо заявил тот. — И я собираюсь найти то гадюшное гнездо, из которого выполз этот змееныш.

Рия покосилась на бесчувственное тело нападавшего. Он был едва жив. И едва ли скоро заговорит.

— Он действовал не один?

— Судя по всему, он из новой банды. — Эммет укутал ее ноги свободными концами пледа. — Стая прикладывает все усилия, чтобы очистить город от этих сволочей, но иногда они приползают обратно.

Рия знала, что за Стая. Да и кто не знал? Леопарды Дарк-Ривер, живущие в лесах Йосемити, заявили, что Сан-Франциско — часть их территории, еще когда Рия была ребенком. Это означало, что другие хищные веры не имеют права ступить в город без их разрешения. В последние же несколько лет они пошли дальше и принялись истреблять заодно и человеческих хищников.

— Я могу кое-что о нем рассказать. — Ее голос окреп под приливом гнева. — Он заявился в магазин моей матери и оставил номер счета, на который мы должны были перевести деньги за «защиту». Мы думали, это обычный рэкетир.

— Я возьму у вас номер завтра, а пока тебе надо показаться врачу.

Просунув одну мускулистую руку ей под колени, а другой обхватив за спину чуть ниже лопаток, он поднял ее прежде, чем Рия поняла, что вообще происходит.

Она испуганно вскрикнула.

— Я тебя не уроню, — успокаивающе мурлыкнул Эммет, унося ее вглубь машины. — Просто хочу убрать тебя с ветра.

Ей стоило бы возразить, но она устала, а он был таким теплым. Уронив голову ему на грудь, когда он сел, по-прежнему держа ее на руках, Рия глубоко, всем телом, вдохнула. Он пах замечательно. Чем-то мужским и настоящим, а еще свежим лосьоном после бритья. Похоже, ему приходилось бриться чаще одного раза в день — щетинистый подбородок потерся о ее макушку, пока он устраивал Рию на своих коленях поудобнее. Хотя не то чтобы она возражала, — подумала она, закрывая глаза.

Эммет пригладил волосы маленькой ласки в своих объятиях. Эта крошка совсем вымоталась. Придя в ярость от одной мысли, что кто-то осмелился ее обидеть, он продолжил держать ее как можно нежнее, пока не почувствовал, что она расслабляется. Когда же она, вздохнув, прижалась к нему, леопард в нем довольно зарычал — как раз в тот момент, когда Дориан заглянул в фургон скорой.

— Как она?

— Где, черт возьми, носит врачей? — в ответ рявкнул Эммет.

загрузка...