Вампирская сага. Часть 2 (СИ), стр. 9

— Не стала бы?

Сэм замолчала.

— Да, стала бы, — созналась она. — Я больше всего на свете хотела видеть тебя снова. Больше, чем найти Билли. — Сэм смотрела в его глаза и не могла поверить, что он, древнейшее существо, лежит сейчас рядом с ней.

— Мак, у тебя всегда такие глаза, как будто за ними идет снег?

— Ты как спросишь что-то, — совсем по-человечески ответил он.

— А ты совсем не высокомерен, как мог бы быть старейший, — произнесла Сэм, касаясь его, словно тактильные ощущения были единственным доказательством реальности происходящего.

— Старость и высокомерие совсем не пара, Сэм. Тебя не пугает то, с кем ты на самом деле лежишь в постели?

— С тьмой? — Сэм усмехнулась. — К ней я уже почти привыкла. — И тут же добавила. — Нет, не пугает. Мне нравятся твои глаза. И ты рядом.

— А как измеряется возраст вампира? — Спросила она. — У деревьев есть кольца, у людей — морщины и седина, а у вас?

— А у нас — усталость от жизни. — Его явно повеселил ее вопрос.

— В тебе ее меньше…

— Чем в Дориане? — Он поднялся с кровати и стал одеваться. — Для меня бессмысленность существования — тоже уже пройденный этап.

— Пожалуйста, — Сэм потянулась к нему, останавливая его руку с брюками. Ей снова хотелось близости, хотелось кошкой обвить его ноги и не отпускать никогда. Взгляды их встретились, и Малькольм опустился на кровать рядом, бросив брюки на пол.

— Сэм, мне нужно уходить, — с сожалением произнес он. Она смотрела на него и ощущала, что стены между ними рассыпались, и все — мысли, эмоции, слова — стали перетекать свободно и без всякого напряжения.

— Я понимаю, ты и так их оставил надолго.

— Я точно не сожалею, — улыбнулся Малькольм и снова наклонился к ней. — Сэм…

— Останься, возьми меня с собой, не разлучай нас, — хороводом пронеслось в голове Сэм.

— Тебе нужно отдохнуть. Не бойся, я вернусь.

И с последним его поцелуем спокойствие Малькольма накрыло Сэм. Она расслабилась, легко улыбнулась ему на прощанье и довольно растянулась на кровати.

Глава 9

Майкл начал приходить в себя. Лея подала ему стакан с водой. Когда он выпил, Дэниэл приподнял его на подушках.

— Что здесь произошло? — спросила Лея. — В общих чертах мы уже поняли, но хотелось бы деталей.

— Этот человек позвонил в дверь. Ему открыл кто-то из охранников, и почти сразу же началась пальба. Я выскочил, и меня тоже задело, — он поднял раненую руку. — Потом я затащил Сэм на кухню — она как раз высунулась в коридор.

— Сэм? Откуда здесь взялась Сэм? — перебила Лея.

— Ну, ее же привезли по вашей просьбе из Дитлока. Потом я взял пистолет у убитого охранника и пошел за нападавшим в подвал. Он набросился на меня сзади с ножом. Я упал, и дальше я уже плохо помню, — Майкл замотал головой, — кажется, Сэм пришла мне на помощь, и когда я велел ей спасаться самой, подонок выстрелил, едва ее не задев. Потом я не помню ничего, а потом… Потом я помню их разговор.

— Разговор? — насторожилась Лея, и Дэниэл рядом с ней тоже напрягся.

— Да, они вроде как знали друг друга. Сэм назвала его…

— Смит?

— Нет, как-то иначе… не помню. И сказала что-то о том, что сделала его человеком, а он так поступил.

Лея с Дэниэлом переглянулись.

— А потом она хотела вызвать скорую, — продолжил Майкл, — но я ей не позволил. Я знал, что вы спасете меня. — Он измученно улыбнулся.

— Спасибо, Майкл, достаточно. Отдыхай, — произнесла Лея, и они покинули комнату.

* * *

— Что ты думаешь по этому поводу? Девочка явно не договаривает. — Сказала Лея, когда они уединились на кухне.

— Ты думаешь, она была в сговоре с этим Смитом? Помогла ему избавиться от Кристофа и занять его место? А он после визита Малькольма психанул и наделал глупостей?

— Все может быть, — задумалась Лея. — Малькольм играется с ней, не рассматривая ее всерьез, а она, похоже, не так проста, как кажется.

— Подожди, — остановил ее Дэниэл. — Но ведь то, что ее сдал кто-то из Дитлока — это ведь чистая случайность?

— Дэниэл, чистые случайности уже не вписываются в этот сценарий.

— Как по мне, то все уж чересчур запутано. — Произнес он. — Я люблю, когда все ясно и просто.

— Я знаю, как ты любишь, — усмехнулась Лея. И снова задумалась: — Получается, этот звонок о бесхозном слуге был частью игры. Надо узнать у Генри, кто это был, возможно, именно в этом и кроется разгадка.

— Зачем тогда кому-то сдавать своего соучастника? — уставился на нее Дэниэл.

— Да, это перебор. — Но Лея не сдавалась. — А что, если ей нужен был лишь повод следить за ходом нашего расследования, мешать, путать следы на месте.

— Я позвоню Генри, — сдался Дэниэл.

— Хорошо, а я пока уберу, — сказала Лея, пнув носком туфли лежащее на полу тело.

Дэниэл вернулся через несколько минут.

— У тебя отлично получается, — сказал он, оценивая сверкающую чистотой кухню.

— Что ты узнал? — перешла сразу к делу Лея.

— Это был вамп из либеральной партии.

Лея замерла на месте, как вкопанная.

— Лея, что происходит? — голос Дэниэла звучал почти обиженно.

— Неужели ты не понимаешь?

— Чего?

— Они захватывают власть. Как люди. И живут по их законам, и правят их законами.

— Ты думаешь, это все — их рук дело? — уточнил Дэниэл.

— Ну конечно! Они идут в предвыборную кампанию. Им нужны деньги и власть. Убрав Кристофа, они получили доступ к значительным средствам. Они, видимо, не рассчитывали, что кто-то займется расследованием. И до пакта, заключенного для уничтожения ПБВ, так и было бы.

— Лея, но Сэм ведь слуга Малькольма.

— Да ну? — Лея была зла. — Ты видел когда-нибудь, чтобы она исполняла его приказы, склонялась перед ним? Она своевольно уехала, когда захотела, и он даже не приказал нам вернуть ее. Он не наказал ее за побег!

Дэниэлу нечего было на это возразить. Малькольм вел себя странно по отношению к девчонке.

— Нам придется рассказать Малькольму, — с жестоким наслаждением произнесла Лея. — Может, он даже даст нам с ней поиграть.

— Я это люблю, — улыбнулся Дэниэл. — Я помню, как она хорошо пахла.

— Не стоило ему менять Питера на нее. — Сказала Лея.

— Он наш господин, — остановил ее Дэниэл. — Не нам осуждать его. Позвоним ему?

— Нет, скажем лично. Почти уверена, что он захочет допросить Майкла.

* * *

Малькольм мчался по ночному шоссе, как дьявол. Особенно теперь, после того, как она отдалась ему, после ее глупых вопросов, ее запахов, прочно осевших на его одежде, он снова ощущал себя мальчишкой. Сила волнами окатывала его, заставляя вздрагивать на месте. Он мог растоптать любого смертного одной лишь тьмой, составлявшей его сущность, но так приятно было оказаться наполненным жизнью человека, и не через кровь, как всегда, а через что-то большее.

— Сэм, — прошептал он в тишину ночи, ощущая, как ее сознание соскальзывает в пустоту, в блаженный сон.

* * *

— Как человек? — спросил Малькольм, появляясь в доме.

— Пришел в себя, господин, — поклонился ему Дэниэл.

— Удалось что-то узнать новое по делу? — Малькольм смотрел на Лею.

Лея в кои-то веки застыла в нерешительности, и это прилично удивило Малькольма.

— В чем дело, Лея? И где бесхозный слуга? Если он жив, я бы хотел поговорить с ним.

— Господин, — мягко вступил Дэниэл, — слуга — это Сэм.

Малькольм замер, переваривая, а затем слегка разочарованно произнес:

— Забавное совпадение. — И мысленно добавил: — А я — то думал, что ты что-то почувствовала, девочка, и пришла ко мне сама…

— Это не совпадение, — Лея выступила на середину комнаты.

Малькольм спокойно смотрел на нее, ожидая продолжения.