Вампирская сага. Часть 2 (СИ), стр. 23

— Не смей так рассуждать о старейших. Ты — пыль на носках наших туфель. — Данис был близок к ярости.

— Тогда скормите и меня своей собаке. — Сэм предпочитала погибнуть в сражении с Малькольмом плечом к плечу, а не безвольной куклой в их опытах над человеческим мозгом.

— Ты не добьешься своего, — спокойно отозвался голос Даниса.

— Неужели ты все еще думаешь, что то, что находится в моей голове, стоит происходящего?

— Происходящее стоит самого себя. — И в чем-то он был прав: Харам с Фиском нависали над Этаном и Малькольмом, а их пытались развести Абрах и Люсинда. Только Нерф продолжал сидеть в стороне и потешаться над происходящим. Рядовые вампиры замерли в нерешительности у стены — они и правда не понимали, как могли помочь. Некоторые из них лишь с благоговением взирали на мощь старейших, которых почти никто из них ранее не видел.

— Да что за чушь, — Нерф оказался рядом с Данисом и Сэм. — Давай, Данис, прочти ее наконец. Мне все это уже начинает надоедать. Ради чего все это?

И Данис начал погружаться в нее. Что дальше происходило в зале, Сэм больше не знала. Когда давление Даниса стало совсем невыносимым, она провалилась во тьму, утащив за собой Даниса.

— Что ты делаешь? — произнес он, слегка дезориентированный. — Решила, что мне одному с тобой не справиться?

— Значит, путешественник — только ты один из всех? — уловила мысль Сэм.

— С тебя и этого хватит, — подтвердил ее догадку Данис.

Тогда Сэм со всей страстностью и силой своего воображения вспомнила дни, проведенные на море, и шагнула в пустоту. Данис шагнул следом. Это было его ошибкой. Они вылетели на прекрасный свет восходящего солнца на берегу моря. Сэм вдохнула соленый воздух с наслаждением после затхлости зала, и подставила свое лицо ласковым лучам. А Данис лишь коротко вскрикнул и вспыхнул на солнце, как факел, только недоумение запечатлелось на его лице в последние секунды существования.

Сэм не сожалела о его гибели, нисколько. Если бы представилась такая возможность, она сожгла бы напрочь всю чокнутую семейку. Но путешественников среди них, как она поняла, больше не было. И ее свежий фокус больше не сработает. Угрожает ли теперь что-то Малькольму на совете? Вряд ли. Пока она была там, ей это больше напомнило семейную сцену. А они никогда не заканчиваются чем-то серьезным. Вот на чужака в подобной ситуации Сэм не поставила бы и гроша, а так… Неприятно было узнать, что у Малькольма есть такая необычная мамочка. И вообще, странно было знать, что его обратила женщина, одна из старейших. Выбрала ли она его себе в качестве любовника? Что было между ними? Но сейчас Сэм все это было практически безразлично, потому что после всего произошедшего, она ощущала лишь противный липкий осадок на основании своего языка. На пляже было пустынно в такое раннее время, ни единой души в поле зрения. Сэм сбросила одежду и медленно, аккуратно вошла в море, потом набрала полные легкие воздуха и нырнула с головой. Соленая вода обязана была смыть с нее дурной сон, приснившийся ей ночью.

Глава 23

— Сэм? — Сэм открыла глаза и увидела над собой лицо Малькольма.

— Ты в порядке? Мамочка с тобой ничего не сделала? — пробормотала она.

— Мамочка? — Малькольм смотрел на нее с недоумением. — Сэм, мы дома, все хорошо.

— Как я тут оказалась? — Сэм попыталась подняться на локтях, но у нее было слишком мало сил.

— Ты пробовала превратить меня в смертного по моей просьбе. — Начал объяснять Малькольм. — Потом исчезла, связь оборвалась. В этот раз, честно, я просто не знал, что делать. Но, спустя час, ты также неожиданно появилась в доме, в ванной. Дикси нашла тебя.

— Час? — Сэм не могла поверить. — А как же совет?

— Кристоф пока не звонил и не появлялся. Саранду удалось выяснить, кого хочет обратить Кристоф.

— Этана, — устало прошептала Сэм.

— Ты знаешь? — Малькольм был по-настоящему поражен. — Сэм, что с тобой случилось?

— Ты не поверишь, — прошептала она, измученно улыбаясь. — И кстати, тебе привет от мамочки.

Малькольм вопросительно вскинул брови.

— От Люсинды.

Какое-то время он просто молчал.

— Люсинда действительно обратила меня. Но ее больше не существует.

— Я видела ее этой ночью. — Ответила Сэм. И она пересказала вкратце Малькольму свой сон, особо ярко описав сцену сгорания Даниса.

— Я слышал о Данисе, — проговорил Малькольм. — Он действительно сгорел, возомнив себя богом и выйдя на свет. А Фиск и Харам, и Абрах — действительно члены совета. И Нерф. Только он — такой же старик, как и остальные. В них осталось слишком мало жизни, чтобы они выглядели молодыми. И я не знаю о животных, которые были во времена его юности, но, кто знает.

— И чего я в результате добилась? — устало вздохнула Сэм. — Заочно познакомилась с членами совета.

— Люсинда и Данис тоже были членами совета, но их больше нет.

— Тогда шансы снова неравные. — Пожала плечами Сэм.

— Ты о чем?

— О том, что Абрах — отец Этана, но остальным нет ни до кого дела.

— Ах да, — вспомнила Сэм, — Кристоф уже сдал или сдает нас, но его в моей версии убьют.

— А что с нами в твоей версии? — серьезно спросил Малькольм.

Сэм задумалась на какое-то время. Разве могла она ему сказать, что там, во сне, решила не возвращаться к нему. Оставила его в кругу семьи, а сама преспокойно отправилась купаться. Только вот совершенно напрасно заплыла в ванную Малькольма в прошлое. Увиденное ночью казалось ей настолько реальным, что она не могла уже смотреть на него, как раньше: ей казалось, что теперь она видит его как часть семьи, нераздельную часть его мамочки.

— Ничего, — прошептала Сэм. — А мы связаны? — вылетело у нее раньше, чем она успела подумать.

Малькольм встревожено посмотрел на нее, и укрыл ее одеялом.

— Больше нет. Прости, не стоило тебе пробовать. — Прошептал он, нежно целуя ее в лоб.

— Если я усну, снова попаду на совет? — Напряженно размышляла Сэм, но его прикосновения были успокаивающими и приятными.

Когда Сэм очнулась, Малькольма рядом не было, но она услышала голоса в комнате внизу. Тихо спустившись по лестнице на первый этаж, Сэм легко толкнула дверь.

— Этан пойдет с нами, — говорил высокий вампир в черном плаще. — Он ощущает себя виноватым за то, что стал невольным участником истории с шантажом.

— Совет знает? — Сэм прервала их беседу, задав вопрос, который сейчас волновал ее больше всего на свете.

— Да, — Малькольм был собран и спокоен. — Но мы отправимся на совет вместе.

— Не стоит. — Сэм даже не головой, а внутренней своей сутью ощущала, что идти вместе — неправильно.

— Сэм, без нас ты будешь абсолютно беззащитна перед четырьмя старейшими. — Он приблизился к ней и, склонившись к ее уху прошептал так, чтобы больше никто не слышал: — То, что ты видела во сне, может не соответствовать реальности. Каждый из них способен на такие вещи, которые тебе и даже многим из нас сложно себе представить. Даже если мы будем все вместе, я не могу дать никаких гарантий успешного исхода. Но это хоть какой-то шанс, пойми, хотя бы какой-то.

— Мак, они убьют вас. Если не пойдете — погибну я одна.

— Я не могу отдать тебя им, не попытавшись. — Он смотрел на нее грустно, но в его глазах светилась решимость.

— Зачем вам эта война? — Сэм обратилась к присутствующим. — Я прошу вас, отпустите меня.

— Сэм, мы преданы Малькольму, — ответил Дэниэл, а остальные лишь молча смотрели на нее. — Мы — часть его.

— А ты — часть совета, — с досадой произнесла она, поворачиваясь к своему бывшему хозяину. — Почему ты решил, что у тебя будут силы противостоять им? Ты хоть понимаешь, что если они захотят, то… — Сэм замолчала, бессильно опустив руки.

Никто не нарушил тишины, они даже не дышали.

— Если они захотят, они сделают так, что ты убьешь меня своими собственными руками. — Закончила Сэм. — Я не права?

Саранд смотрел на нее с интересом.