Весенняя серенада, стр. 16

— У меня есть стерильная нить в сумке. Давай я принесу.

— Скажи, где она. И я сама все сделаю.

— Нет. То есть я хочу сказать, что мне уже намного лучше.

— Не глупи. Ты попросил моей помощи, так дай мне возможность оказать ее.

— Кровотечение практически остановилось. Я принесу нить и иголку, и ты все сделаешь, ладно?

Мэгги остолбенела от его резкого тона. Она не понимала, почему ее так волновало его упрямство. Мужчины. Они ни за что не признаются в том, что им нужна помощь.

Нейт встал и направился к лестнице.

Мэгги выкинула окровавленное полотенце, поскольку его уже было не спасти. Что же случилось с Нейтом? И как долго он шел в таком состоянии до дома?

— Мэгги…

Она сразу же вскочила и побежала ему навстречу. Нейт стоял посреди лестницы с аптечкой в руках. Он еле держался на ногах.

— О боже, Нейт.

Мэгги подбежала к нему и помогла спуститься.

— Какой же ты ребенок. Все. С этого момента ты делаешь так, как скажу я.

— Да, мадам.

Осторожно они подошли к креслу, и Мэгги помогла ему сесть. Нейт закрыл глаза, а она забрала у него из рук аптечку.

— Послушай, я действительно в этом не сильна. Нужно вызвать врача.

— Никаких врачей. Речь идет о простой царапине.

— Не будь дураком.

— Я не люблю докторов, понятно? — пробубнил Нейт. — Поверь, у меня были ранения посерьезнее. Меня уже зашивали доктора, коллеги и даже вождь африканского племени.

— Ты невозможно упрямый, — Мэгги достала нить и иглу. — Теперь вдыхай и выдыхай медленно.

И она начала делать стежки.

— Спасибо тебе, — сказал Нейт.

— Я по-прежнему считаю, что тебя необходимо показать специалисту.

Нейт неотрывно смотрел на нее, и Мэгги теперь волновалась не только за его здоровье, но и за свое состояние. Нелегко было выдержать такой пристальный взгляд.

— Ты можешь пойти в медсестры. Я замолвлю за тебя словечко.

Мэгги хмыкнула.

— Видимо, ты не так уж серьезно ранен, раз сохранил чувство юмора.

— Это царапина, — повторил Нейт. — У меня есть более жуткие шрамы.

Мэгги, естественно, захотелось узнать, где они находятся, но она не осмелилась спросить. У нее запылали щеки при мысли о том, как она могла бы поцеловать каждое израненное место.

Но она быстро остыла, вспомнив, что эти шрамы — прямое напоминание о его опасной службе.

— Что с тобой случилось? — спросила Мэгги.

— Я гулял по гавани. Не знаю, как это произошло. Видимо, я поскользнулся и ударился головой о камень.

Мэгги кивнула. Сейчас повсюду была грязь, и можно было легко потерять равновесие.

— И ты шел оттуда с дыркой в голове?

Нейт аккуратно кивнул.

— Да. Я использовал перчатку в качестве затычки.

— Все готово, — сказала Мэгги и села напротив. — Хотя я думаю, ты мог получить сотрясение мозга.

— В таком случае тебе придется присматривать за мной.

Он улыбнулся, и у Мэгги сжалось сердце. Она вспомнила, насколько страшной выглядела его рана, и ужаснулась. Запах крови напоминал ей запах смерти. Если ему станет хуже, то придется ехать в больницу. А больницы у Мэгги ассоциировались лишь с потерей близких.

— Тебе нужно выпить чаю, Мэгги. Теперь побледнела ты.

Она кивнула.

— Я заварю для нас обоих.

Но Нейт остановил ее движением руки.

— Спасибо тебе, Мэгги. Теперь я должен тебе.

— Все нормально. Я просто не люблю запах крови.

Она заставила себя улыбнуться. Ей не хотелось продолжать. Нейту совершенно не нужно знать, что Тома застрелили на работе и он прибыл в больницу уже в коме. Все, что у нее осталось в памяти о том времени, — это запах крови.

Слишком поздно Мэгги поняла, что дрожит. Нейт взял ее за подбородок и заглянул прямо в глаза. Затем он притянул ее к себе и крепко обнял.

Именно тогда она почувствовала под своими пальцами что-то твердое и холодное.

Мэгги резко вырвалась из его рук.

— У тебя пистолет.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Мэгги отошла от Нейта. Она все еще чувствовала прикосновение к холодному металлу.

Нейт находился в ее доме с оружием. Должно быть, он приехал вместе с ним. Возможно, он вовсе с ним не разлучался. Кровь в ее жилах застыла, и Мэгги медленно повторила:

— У тебя пистолет.

Слова эхом разнеслись по гостиной. Несколько минут Нейт молча смотрел на нее, будто решая, что лучше сказать в свое оправдание. Мэгги же вспомнила, что Том тоже носил оружие на работе. Но он никогда им не пользовался.

Не считая той ночи, когда ему пришлось защищаться. Тогда он впервые применил оружие — ему пришлось выстрелить в ответ. Закончилось все тем, что Том смог доехать до больницы, а преступник — нет. Более того, после этого случая в газетах очернили имя не только нападавшего, но и Тома. Журналисты устроили из этого случая целый сериал. Мэгги оказалась посередине цунами со своим горем, маленькой дочкой и приемным сыном.

Одна мысль о том, что Нейт носил оружие с таким спокойствием, убивала Мэгги. Она доверяла ему. Нейт рассказал ей о причине своего приезда, и она поверила. Теперь же Мэгги понимала, что все это было ложью. Люди не ездят на отдых с пистолетом.

Мэгги обняла себя за талию. Она почувствовала себя преданной. Он находился на работе и позволял себе играть с ней. А самое страшное то, что она поддалась его чарам.

— Убирайся.

Нейт замер.

— Ты хочешь, чтобы я ушел? — спокойно спросил он.

— У тебя есть пистолет?

Она уже знала ответ, когда Нейт тихо вздохнул.

— Да, Мэгги. Я действительно ношу с собой оружие.

— Зачем? Я представляю для тебя угрозу?

— Я — полицейский, Мэгги. Я никогда не снимаю пистолет в течение дня. Никогда.

Но она больше не верила ему. Мэгги не собиралась снова попадаться на эту удочку. Она задала еще один вопрос, чтобы прояснить ситуацию:

— Хочешь сказать, что все это время ты ходил с пистолетом?

— Да.

Мэгги не могла поверить, что была так слепа.

— Когда мы ездили в магазин?

— Да.

Мэгги хотела, чтобы Нейт выглядел провинившимся, но он твердо смотрел ей в глаза.

— Когда ты ходил кататься на лыжах?

— Да.

— И каждый день на прогулках?

Мэгги хотелось, чтобы он выказал хоть какие-то эмоции, а не стоял как статуя. Глаза Нейта были честными, но непроницаемыми. Наверное, он использовал этот взгляд каждый день на работе.

— Да.

— И когда мы смотрели на облака? — тихо спросила она.

Этот день, как никакой другой, важен для нее. Именно тогда она готова была отдаться ему. Именно тогда она рассказала ему о Томе.

— Тогда тоже. — Нейт ждал от нее понимания, но Мэгги не была готова к этому.

Как он мог целовать ее с оружием за поясом?

Мэгги отвела взгляд, а Нейт сделал попытку объясниться:

— Мэгги, послушай, я говорю правду. Я всегда ношу с собой пистолет. — Он сделал шаг вперед и протянул руку, но она отступила. Если он рассчитывал на ее прощение, то ошибался. Она была откровенна с ним, Нейт же не посчитал должным ответить взаимностью. — Оружие — часть моей работы. Не принимай это на свой счет.

— Не принимать на свой счет? — повысила голос Мэгги. Как он себе это представлял? Он пришел в ее дом с оружием. Что еще он скрыл от нее?

Мэгги указала на дверь:

— Я хочу, чтобы ты ушел, Нейт. Ты можешь найти комнату в другом отеле.

— Я не могу этого сделать.

Его ответ был больше похож на приказ. Мэгги было бы намного лучше, если бы Нейт чувствовал себя неудобно. Он же неотрывно смотрел ей в глаза и стоял не шелохнувшись. Но Мэгги ничего не желала понимать. Слишком много в своей жизни ей приходилось молча принимать. Смерть родителей, Тома, проблемы с Джен. Но теперь она больше не хотела слепо следовать за кем-то.

— Я не хочу видеть тебя здесь с оружием.

— Мэгги, ты должна меня выслушать. Мне необходимо находиться именно здесь. Необходимо, — повторил Нейт.

— Почему? Почему именно здесь? Ответь, Нейт. По-моему, я заслужила правду.