Вальс под звездами, стр. 20

Она отрезала кусок бинта и перевязала палец.

Лучше не думать об этом. Примирить противоречивые желания было невозможно. С одной стороны, Броуди открыл ей новый мир, который она не хотела покидать. Но с другой — он заставил ее пересмотреть свои отношения с отцом, узнать его получше, дать ему шанс. До приезда сюда у нее не возникало таких мыслей.

Люси натерла морковь и добавила ее в капусту.

За это она должна благодарить Броуди с его постоянством и сильно развитым чувством долга. Он обещал своему отцу заботиться о ферме, так же как она обещала своей матери отправиться в Маразур и дать шанс Александру.

— Если вы закончили, я заправлю салат, и можно будет начинать все выносить на улицу.

— Да, конечно, — ответила Люси, передавая ей миску.

Несколько женщин, включая Джен из кондитерской, помогли им организовать на веранде буфет. Когда все чаши с печеным картофелем, бобами и капустным салатом были расставлены, Броуди сообщил, что первая порция барбекю уже готова.

Люси не удержалась от улыбки, когда миссис Полсик забарабанила ложкой по сковороде, приглашая гостей к столу. Через несколько секунд она уже представляла ей братьев Кристенсен, семью Бэнкрофт, чету Шольтен и многих других.

И вот все закрутилось-завертелось. Мужчины, женщины и дети засновали туда-сюда, наполняя тарелки и стаканы. Люси помогала миссис Полсик обслуживать гостей и разрезать яблочные пироги. Повсюду царили смех и веселье. Здесь все были как одна большая семья. Люси так не хватало этого в Маразуре.

— Поешьте, пока еще что-то осталось,— сказала миссис Броуди, протягивая .ей тарелку с мясом, картофелем и салатом.

Люси поблагодарила ее. Она даже не подозревала, как сильно проголодалась.

Неожиданно ее внимание привлек смех Броуди. Повернув голову, она обнаружила, что он сидит за столиком рядом с Джен, которая выглядела так соблазнительно в джинсовой мини-юбке и сапогах. Люси сказала себе, что ей нет до них никакого дела, но у нее почему-то пропал аппетит. Она с задумчивым видом гоняла по тарелке остатки салата. Нет, дело было не только в ревности. Просто это уютное место напомнило ей «Тремблин Оук», где каждый знал, что он не одинок.

От избытка чувств к горлу подступил комок, и она, спустившись по ступеням с веранды, завернула за угол дома и подошла к старой конюшне, неподалеку от которой находилась деревянная сцена. Музыканты уже начали играть, и Люси, присев на ступеньку, стала наблюдать за танцующими. Вокруг сцены стояли деревянные скамейки, но они были пусты. Даже пожилые люди пускались в пляс под веселую ритмичную музыку. Перед глазами Люси мелькали джинсы, шорты, ковбойские сапоги, кроссовки. Она еще острее ощутила свое одиночество, но это продолжалось недолго. Не успела закончиться вторая песня, как к ней подошел Броуди.

— Не хочешь потанцевать?

— Разве тебе не нужно выполнять обязанности хозяина?

— Главная обязанность хозяина — развлекать гостей и танцевать с самой красивой девушкой на празднике.

— Тут много красивых девушек. Выбирай любую, — ответила она, подумав о Джен.

— Если ты не хочешь танцевать, зачем ты так нарядилась? — ухмыльнулся он. — И еще, пожалуйста, скажи, какого черта ты таращилась на меня весь вечер?

— Броуди Гамильтон, ты невыносим! — Люси почувствовала, как кровь прилила к вискам.

— Возможно, зато я отличный танцор. Ну что, Люси Форнсворт, решайся, а то будет поздно. Все эти женщины не упустят свой шанс потанцевать с хозяином.

Протянув руку, он поднял бровь.

— Хорошо, — ответила Люси, принимая его вызов. — Всего один танец.

Она взяла его за руку, и они прошли на площадку и задвигались в такт музыке. Броуди не солгал. Он действительно отлично танцевал тустеп. Только она собиралась его похвалить, как неожиданно сбилась с ритма и наступила ему на ногу.

— Хорошо, что я надел сапоги, иначе бы ты продырявила мне ноги своими каблуками.

Люси знала, что он ее дразнит, поэтому не обиделась. На «Тремблин Оук» она часто танцевала тустеп, и никто не жаловался.

— В таком случае жаль, что ты их надел, — произнесла она с усмешкой.

— Мисс Люси, ты так очаровательно краснеешь, когда сердишься. Твои веснушки становятся еще ярче, - улыбнулся он.

— И как я провела две недели рядом с таким грубияном! Иди смеши своими плоскими шуточками девочек-подростков, — парировала Люси.

— Ты правда хочешь, чтобы я ушел?

В этот момент музыка закончилась.

— Да, я же сказала, всего один танец.

Броуди отпустил ее, и ей показалось, что на улице внезапно похолодало.

— Спасибо за танец, Люси.

С этими словами он удалился, а когда оркестр заиграл снова, он пригласил на вальс Джен.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Прошло два часа. Гости опустошили все столы. Музыка становилась все быстрее, смех — громче. Броуди не шутил. Он действительно был нарасхват у женщин, и Люси так больше и не удалось с ним потанцевать. Ей оставалось только искать его взглядом в толпе. После бесконечных танцев с его соседями и друзьями ей было жарко. Она бы сейчас все отдала за веер.

Неожиданно оркестр перестал играть, и Броуди позвали на стену. Люси словно завороженная наблюдала за тем, как он взял гитару и уселся на простой деревянный табурет. Их взгляды встретились. Ей показалось, что его темные глаза смотрят ей прямо в душу. При воспоминании об их головокружительном танце у нее перехватило дыхание. Она мечтала еще раз ощутить его тепло.

Закинув ногу на ногу, он начал играть. Люси не знала этой мелодии, но она сразу захватила ее. Все присутствующие как один перестали болтать и превратились в слух. Броуди поднял голову и, глядя прямо в глаза Люси, начал петь.

Это невозможно, подумала она. Этот мужчина не может быть настолько хорош. Вдобавок к своим многочисленным достоинствам он еще и петь умел.

Они слишком долго отрицали, что их влечет друг к другу. Понимали, что это было ошибкой, но ничего не могли с этим поделать.

Ей следовало бы отвернуться. Уйти отсюда. Впрочем, она знала, что это бесполезно. Броуди ее найдет.

А что, если она хочет этого? Если он ее найдет, это может закончиться только одним. С их взаимным притяжением невозможно было больше бороться. Не в такой вечер, как сегодня. Они оба осознавали, как мало времени у них осталось. Так чего она хотела от Броуди? Покувыркаться с ним на сене? Потому что нечто большее было исключено, а нечто меньшее ее бы не устроило.

Она не могла отвести взгляд. Его мягкий низкий голос обволакивал ее, порабощая все ее существо.

Назад в Маразур. Подальше от «Прейри Роуз». Подальше от Броуди.

Когда отзвучали последние аккорды песни, они еще несколько секунд смотрели друг на друга, не замечая никого вокруг. Теперь Люси знала, что имела в виду ее мать, когда говорила об Александре.

И все же она должна была уйти, потому что этот мужчина не ценил ее чувства к нему. В последнее время она и так уже достаточно настрадалась. Броуди за ней не пойдет.

Он хозяин и должен развлекать гостей.

Когда оркестр заиграл следующую композицию, она повернулась и направилась в дом. Сказка – если это безумие можно было назвать сказкой - закончилась.

Не успела она дойти до двери, как Броуди окликнул ее.

— Люси! Подожди…

Догнав ее, он взял ее руку в свою.

— Люси.

— Не надо, Броуди, прошу тебя, — взмолилась она.

— Давай уйдем отсюда, — прошептал он ей на ухо.

— Ты шутишь? Я не могу... Мы не можем...

— На нас смотрят. — Он резко развернул ее и посмотрел ей в глаза. — Нам нужно поговорить, и я не хочу этого делать при посторонних.

Люси покорно подчинилась, и он отвел ее на пруд. Солнце село, воздух постепенно наполнялся ночной прохладой. На поверхности пруда плавало несколько уток. Со стороны дома доносилась музыка и приглушенный смех гостей.

— Броуди, я...

— Тише.

Люси не знала, как реагировать на его резкий тон.

— Я просто… — пролепетала она.