Вальс под звездами, стр. 16

— Я ее покупаю.

Агнесс просияла.

- Я слышала, что в следующие выходные на «Прейри Роуз» будет традиционная ежегодная вечеринка. В этой одежде вы будете самой красивой девушкой на празднике.

Люси тепло улыбнулась пожилой женщине. Возможно, она позвонит отцу и скажет, что немного задержится.

— Отличная идея.

Агнесс взяла вещи, свернула их и положила в пакет.

— А вот миссис Гамильтон ни за что бы такое не надела.

- Миссис Гамильтон? - Глаза Люси расширились от удивления. - Почему? - Эти вещи выполнены в стиле кантри. Традиционная и вполне подходящая одежда для жены ковбоя. Впрочем, она ничего не знала о матери Броуди и не могла о ней судить.

- О, она была для этого слишком утонченной. Мне всегда было жаль Броуди. Как же ему повезло, что она ушла от него, когда дела на ферме пошли неважно.

Пальцы Люси вцепились в кошелек. Речь шла вовсе не о его матери.

О жене. Броуди был женат.

Теперь ей стала понятна причина постоянных перепадов его настроения. Очевидно, он до сих пор не мог смириться с уходом жены.

Осознание этого задело ее глубже, чем следовало. Ей было незачем оставаться на праздник. Броуди не обратит на нее внимания как на женщину.

Люси посмотрела на часы. Осталось несколько минут. Броуди будет ее ждать, а ей еще нужно купить продукты.

Поблагодарив Агнесс, она выбежала из магазина и увидела грузовик Броуди, двигающийся по главной улице. Пока она шла до ворот рынка, он припарковался. Люси заметила, что складки у него на лбу стали глубже. Ей вдруг захотелось протянуть руку, разгладить их, спросить, как она может ему помочь. Сказать, что жена была недостойна своего любимого, раз оставила его одного в трудную минуту.

Она не понимала, что с ней происходит после их поцелуя у дома из дерна. Возможно, она купила эти вещи, надеясь на его повторение.

- Простите, я опоздала. Я еще даже не заходила на рынок.

Он посмотрел на пакеты у нее в руках.

- Вижу, вы все же успели пробежаться по магазинам.

— Да. Не удержалась и зашла сначала в кондитерскую, а затем в антикварную лавку.

Его губы слегка искривились в улыбке.

— Видели Джен?

Люси проигнорировала укол ревности. Она не имела права его ревновать. Возможно, Броуди и Джен знали друг друга с песочницы

— Да. Приятная женщина. Посоветовала мне купить эклеры для миссис Полсик.

Броуди улыбнулся.

— Да, это любимое лакомство миссис Пи.

— Она также упоминала о танцах.

Складки между его бровей немного разгладились, взгляд наполнился теплом. Теплом, которого ей так не хватало последние несколько дней.

— Да. Каждый год на «Прейри Роуз» устраивается праздник с барбекю и танцами. В этот раз мы как обычно приготовим стейк и яблочные пироги и будем танцевать под музыку братьев Кристенсон. — Он внимательно посмотрел на нее. — Вы могли бы остаться. Если, конечно, вам не нужно срочно возвращаться в Маразур. Обычно на празднике очень весело и...

В сердце Люси поселилась робкая надежда. Что он скажет дальше?

— И если миссис Полсик в ближайшее время не поправится, ей понадобится помощница.

Ну конечно. Ее воодушевление улетучилось вместе с надеждой. Разумеется, все дело в миссис Полсик, а вовсе не в желании танцевать с ней.

Люси вымученно улыбнулась.

— Кстати, она дала мне список необходимых покупок. — Взяв пакеты в одну руку, другой она достала из кармана листок бумаги.

— Давайте сюда. — Он взял у нее пакеты и отнес в машину, затем вернулся, и они пошли на рынок.

Люси никогда не бывала в подобных местах. Ее хандру как рукой сняло. Здесь были ларьки с овощами, выращенными местными жителями, разнообразными фруктами из Британской Колумбии, свежей зеленью из поселения гуттеритов [4]и горячей выпечкой. Она купила пучок укропа, вспомнив, какой вкусный огуречный салат готовила ее мать.

Когда последний пункт списка был вычеркнут, они молча дошли до машины и поехали домой.

Люси посмотрела на Броуди. Он выглядел расстроенным. У нее из головы никак не выходило то, что она узнала о нем утром. Возможно, если она с ним поговорит, ему станет легче.

— Как прошло ваше утро? — спросила она.

— Хорошо, — ответил он, уставившись на дорогу. В машине играло радио, и ей хотелось выключить его, но она подумала, что это лишь вызовет у него подозрения.

— Куда вы ездили? — снова поинтересовалась она, хотя догадывалась, кому он наносил визит.

— Так, недалеко.

- Броуди, почему бы вам не перестать упрямиться и сказать мне правду?

— Что вы хотите знать?

Она улыбнулась. Ладно, бывшую жену оставим на следующий раз.

— Для начала почему бы вам не признаться, что сегодня утром вы навещали своего отца?

Она не знала, что его лицо может быть таким суровым.

— Кто вам это сказал?

— Никто. Я случайно узнала, что ваш отец находится в лечебнице, и подумала...

— Прошу вас, прекратите...

— Почему? — не унималась она. Почему это так его беспокоило?

— Люси...

— Вы все еще на него сердитесь?

Свернув на обочину, Броуди остановил грузовик и, повернувшись, посмотрел на нее.

— Сержусь? С чего мне на него сердиться?

— Вам лучше знать, — отрезала она, затем после продолжительной паузы добавила: — Это нормально. Я прекрасно вас понимаю. Я тоже злюсь на свою мать. И на себя за то, что злюсь на нее.

— Да, — наконец произнес он голосом, полным усталости. — Да, я злюсь на него. За то, что он меня подвел в трудное время. За то, что из-за его беспомощности мне пришлось в одиночку взвалить на себя тяжелую ношу. Знали бы вы, чего мне стоило добиться сегодняшнего процветания «Прейри Роуз».

Не сказав больше ни слова, он завел мотор и выехал на дорогу. Остаток пути прошел в тишине.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Захлопнув дверцу, Броуди тяжело вздохнул, пока Люси не видела. Он должен был предвидеть, что взять ее с собой в город было бы ошибкой. О трагедии семьи Гамильтон знал весь город, а местные жители любили почесать языком. Но на днях он ее обидел и решил загладить свою вину.

Он понял, что Люси была не такой, как Лиза, и с каждой минутой все больше в этом убеждался. Поездка к дому из дерна была своеобразной проверкой, которая развеяла все его сомнения на ее счет. Верхом на лошади среди бескрайней равнины Люси чувствовала то же, что и он. Она постоянно его удивляла, и это его беспокоило.

— Я отнесу вот это, — послышался ее голос, и Броуди повернул голову. Она стояла позади грузовика с пакетами в руках. Легкий ветерок поигрывал завитками ее волос.

— Полагаю, в городе вы узнали много нового о «Прейри Роуз».

Люси переступила с ноги на ногу.

— Нет, не очень.

— И все же это подогрело ваше любопытство. Мне не следовало брать вас с собой.

Поставив пакеты на землю, она подошла к нему.

— А вы не хотите, чтобы я задавала вам еще вопросы, не так ли, Броуди?

— Не хочу, — ответил он, отведя взгляд.

Очевидно, она не была удовлетворена тем, что узнала в городе. Кто-то рассказал ей о его отце, но она не знала всех подробностей. Будь они ей известны, она смотрела бы на него с осуждением, а не с сочувствием.

День начался для него тяжело. Его отец сегодня был не в духе. Броуди стиснул руки в кулаки. Прошло семь лет, но он до сих пор ощущал всю тяжесть этого бремени.

Вдруг он вспомнил, как загорелись глаза Люси при виде дома из дерна. Будет ли она думать о нем хуже, если он все ей расскажет? Возможно, ему следует в конце концов ей довериться.

— Но, возможно, я решусь на них ответить. Когда вы разберете покупки, давайте опять прогуляемся вместе, — предложил он. Ему очень хотелось протянуть руку и коснуться ее волос, вдохнуть их цветочный аромат.

В глубине глаз Люси что-то промелькнуло. Страх, удивление, возмущение. Броуди не мог ее винить после того, что произошло. Она вряд ли согласится сразу, но он знал, чем ее можно подкупить.