Вальс под звездами, стр. 14

Его взгляд упал на ее губы. Да, представлял. Прямо сейчас он представлял себе, как целует ее. Смакует вкус ее губ, слушает ее томные вздохи; Касается нежной кожи ее рук.

Была ли она права? Неужели он действительно так несчастен? Да, последние несколько лет ему приходилось справляться со всеми трудностями в одиночку. Да, он был недоверчивым. Но неужели он за это время действительно превратился в такого сварливого отталкивающего типа?

— Может, вам лучше сесть на лошадь и вернуться назад? — пробормотал он, не в силах отвести взгляд от ее губ.

— Почему вы это говорите? Боитесь, что не выдержите и снова начнете меня оскорблять? — усмехнулась она. — Можете не беспокоиться. Я почти уже привыкла.

— Черт побери, Люси...

Тогда она рассмеялась ему в лицо, и от ярости у него помутился рассудок. Сорвав с ее головы бейсболку и бросив на землю, он запустил пальцы в ее рыжие волосы. Ее губы приоткрылись, удивление в глазах тут же сменилось чем-то другим. Желанием. Страстью. Это еще больше его раззадорило, и он накрыл ее губы своими.

Руки Люси беспомощно опустились в тот момент, как только их губы соприкоснулись. Его рот был твердым и настойчивым. Встав на цыпочки, Люси подняла руки и обняла его за шею. Он был так близко, что поля его шляпы защищали от палящего солнца их обоих. Когда его язык ворвался в глубь ее рта, каждая нервная клеточка в ее теле зазвенела от напряжения.

Поцелуй закончился так же неожиданно, как и начался. Броуди отстранился, оставив ее волосы в беспорядке.

— Вы ошиблись, — хрипло произнес он, и, несмотря на жару, по спине у нее побежали мурашки.

— Насчет чего? — с трудом пролепетала она.

— Ты можешь представлять себе все что хочешь, но твои ожидания редко оправдываются в реальности.

Ее щеки вспыхнули. Оскорбление было очевидным. Она только что выставила себя полной дурой. Прижалась к нему, словно перед мим было невозможно устоять. В кроне одного из тополей затрещала сорока, словно смеясь над ней.

Это он ее поцеловал, напомнила она себе, не наоборот. Он постоянно искал повод для ссоры. Он постоянно менял свое отношение к ней.

Люси гордо вскинула подбородок.

- Броуди Гамильтон, вы самоуверенный нахал! Вы сделали это нарочно. Поздравляю вас с тем, что вы укрепились в своем мнении. Можете продолжать быть несчастным сколько душе угодно.

На последнем слове ее голос сломался, но ей было все равно. Подняв с земли свою бейсболку, она стряхнула с нее пыль.

— С этого момента мы будем говорить только о делах. Я в ближайшее время сформулирую свое предложение, основываясь на ваших записях, и мы обсудим цены. За этим я сюда приехала и с этим отсюда уеду. — Поставив ногу в стремя, она ловко запрыгнула на Брюса.

— Куда вы?

Люси презрительно посмотрела на него.

— Поищите себе другого оппонента для споров. Я для этого не нанималась.

На глаза навернулись предательские слезы. Тогда она быстро развернула Брюса, ударила его по бокам, и он помчался галопом в сторону дома,

Броуди Гамильтон посмеялся над ней. Она испытывала облегчение оттого, что не рассказала ему всей правды о себе. Она выполнит свою работу и улетит отсюда первым же рейсом. Вернется домой.

Удивительно, но она впервые подумала о Маразуре как о доме. Как такое могло произойти?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Два дня Люси и Броуди поддерживали холодно вежливые деловые отношения, которые ограничивались только осмотром лошадей и обсуждением цен. Никаких шуток, оскорблений и тем более поцелуев.

Скажи Люси кто-нибудь, что ей захочется поскорее вернуться в Маразур, она ни за что бы не поверила.

Вздохнув, она сделала глоток кофе. На траве все еще лежала роса, стая уток летела в сторону пруда за конюшнями.

Была суббота. Дома в Вирджинии она в выходные первую половину дня занималась лошадьми, а вторую проводила с друзьями. К сожалению, сейчас она находилась на ферме Броуди Гамильтона, который по-прежнему оставался для нее загадкой.

— Люси?

Голос Броуди прервал ее раздумья, и она опустила ноги с пустого стула на пол веранды.

- Да?

— Сегодня я собираюсь в город. Подумал, может, вы захотите вернуться на время в цивилизацию.

Это было формальное предложение. Возможно, он сделал его ей из вежливости. Или по просьбе миссис Полсик. Наверное, ей следует сделать приятное пожилой экономке, которая все это время была к ней очень добра.

— А миссис Полсик едет?

— Нет, она немного простудилась.

Люси обернулась. Броуди стоял в дверях. Он не улыбался, но и не хмурился. Ждал ответа.

— Если миссис Полсик составит список, я могу сделать необходимые покупки.

— Как мило с вашей стороны.

В воздухе повисло напряженное молчание.

— Люси, я...

— Броуди...

Он прошел на веранду, держа в руке шляпу.

— На днях я вел себя как последний кретин. Нарочно обидел вас. Не знаю, что на меня нашло. Моя мать надрала бы мне задницу, если бы узнала, что я наговорил женщине.

Ее губы слегка искривились. Эх, матери... Знали бы они, какое сильное влияние они оказывают на нас, даже когда их уже нет с нами. Где была мать Броуди? Ей очень хотелось его об этом спросить, но она побоялась нарушить хрупкое перемирие, установившееся между ними. Она заглянула в его глаза. Похоже, он говорил абсолютно искренне.

Вдруг она поняла, что он сожалеет о своих словах, а не действиях, и ее сердце затрепетало. Она тоже никак не могла заставить себя жалеть о поцелуе. Ее давно уже никто так не целовал.

— И правильно бы сделала, — ответила она, улыбаясь.

Броуди улыбнулся в ответ.

— Давайте возьмем на сегодня выходной. Мы оба это заслужили.

— Звучит заманчиво.

— Выезжаем через час.

— Я буду готова.

Ларч-Вэлли оказался именно таким, каким Люси и ожидала увидеть маленький провинциальный городок. Здесь все словно задержалось в прошлом, начиная от фонарей в старинном стиле и заканчивая нарисованными вывесками магазинов. Люси с улыбкой смотрела в окно грузовика Броуди. В таких местечках дети играли в парке, пока их не звали ужинать, а женщины по выходным обменивались в парикмахерской собранными за неделю сплетнями.

— Я должен выполнить одно поручение. Я могу высадить вас здесь, если хотите. Рынок находится в конце этой улицы. Можете походить по магазинам.

Он припарковался у обочины. Его лицо было напряжено, губы сжались в тонкую линию. Что в этом городе так его беспокоило? Было ли это как-то связано с его бизнесом или личной жизнью? На этой неделе он уже ездил сюда. Ее мысли снова вернулись к перерыву в его записях.

— Я могла бы поехать с вами.

Отвернувшись, Броуди тупо уставился перед собой.

— Вы бы изнывали от скуки.

Ей не хотелось спорить, поэтому она согласилась.

— Хорошо. Встречаемся у входа на рынок?

— Да, через час.

Открыв дверцу, она выбралась наружу. Броуди помахал ей рукой, но на его лице не было улыбки. Определенно он не горел желанием выполнять свое поручение.

Люси осмотрелась. На противоположной стороне улицы рядом с бельведером росло плакучее дерево, каких она никогда раньше не видела. Оно напоминало березу, только листья у него были слишком мелкими и ветки спускались до земли серебристо-зелеными занавесями. Неподалеку на лужайке группка мальчишек играла в футбол. Их ноги утопали в густой зеленой траве. Очевидно, ее поливали, потому что на полях, мимо которых они проезжали, трава была желтой и сухой.

Она никогда не жила в маленьком городке, но уютный и спокойный Ларч-Вэлли сразу же покорил ее сердце. Вдоль главной улицы стояли скамейки из чугуна и дерева. Нагретые солнцем, они так и манили к себе. На фонарных столбах висели железные корзины с разноцветными петуниями и лобелиями. В балконных ящиках пышно цвела герань.

Броуди прожил в этих краях всю жизнь. Возможно, он ходил в школу в этом городке. Встречался с местными девушками.