Никто и никогда, стр. 77

— Скажите всем, чтобы не трогали ларомонтов, у которых на руке белый знак, — предупредила Сималия.

Борис кивнул. Денис жестом приказал отряду трогаться, и воины, не оборачиваясь, под мерный хруст снега отправились на север. Последней шла старая волшебница, тщательно заметая магией следы.

Отряд стал уже едва заметной точкой, когда неожиданно перед самыми ногами Дерлока быстрее молнии метнулась черно-серая тень. Большой зверь стремглав помчался за ушедшими воинами.

— Тор, стой! — крикнул Хайт. — Следы оставишь!

Но хотх не послушался и даже не обернулся. Через пару минут и он начал казаться крохотной точкой.

— Пусть идет, — махнул рукой Борис. — Может, будет от него Денису какой-нибудь толк…

Позади послышались шаги. Старший Маг обернулся и увидел Ксера с Илотом. Дракона, словно лошадь, вела под уздцы Квинн. К спине Древнего защитными ремнями привязали Эскору.

— Ушли? — спросил грифон, бросив взгляд на север, — Пора и нам.

— Пора, — согласился Борис, садясь в седло на его спине. — Дерлок, жду тебя через пять минут на восточной стороне войска. И… удачи нам всем.

— Да пребудут с нами и со всей армией Кейлора Великие Древние Силы! — торжественно произнесла Эскора.

Kсep с Илотом разъехались. Дерлок отправился к привязи, где оставил коня. Через пять минут, как и условились, он верхом на скакуне и в полном боевом облачении прибыл к Старшему Магу.

Борис, как и тогда, при переходе через границу, предстал перед войском сидящим на спине грифона. Такой спокойный совсем недавно, теперь он являл собой пример боевого азарта и нетерпения. Серые глаза отливали блеском стали. В них читалось мужество и бесстрашие. Борис вел людей на смерть и прекрасно это осознавал. Он сам готов был сложить голову в предстоящей битве. И драться до конца. До победы или до полного разгрома кейлорцев.

Все это отражалось в каждом движении Старшего Мага. Ему хотелось, чтобы все, кто видел его, почувствовали то же самое. И воинам тотчас же передалось его настроение. По войску прокатилось: «Уж теперь-то мы врагу покажем… » Люди еще не знали о том, что им помогает Сималия. И сейчас молодой маг готовился открыть им главный козырь.

— Братья! — воскликнул он. — Наступил тот славный день, когда мы наконец заставим врага заплатить за все злодеяния, причиненные Кейлору и кейлорскому народу! Сегодня свершится главное! Сегодня мы победим Монкарта! Прочь сомнения! С нами Древние Силы! Сами Всевидящие послали нам могущественную волшебницу Сималию Энлин, которая вернулась из иного мира, чтобы помочь нам! Все вы видели старую женщину, которая колдовала со мной. Знайте, мои воины, это — сама бесстрашная, великая Хранительница Мира Сималия Энлин, она вернулась, чтобы завершить начатое! И никакие силы Хаоса не способны ей помешать! И ничто не помешает нам! Вперед, братья!!! Вперед к победе! На Аностор!

— На Аностор!!! — взревело войско. — Сималияснами!

И тотчас же словно стальная лавина пришла в движении и понеслась с невиданной яростью на ненавистную Монкартову крепость…

* * *

Над головой Тони прокатился грохот. Стены камеры содрогнулись. Девушка приподнялась и затравленно огляделась по сторонам. Сейчас же последовал новый удар, от которого с потолка посыпался песок. Вода заколыхалась, плеснула на постамент, обдав Тоню ледяными брызгами.

Юная волшебница немедленно вскочила и попятилась. Сапоги наполнились водой, но девушка даже не ощутила этого. Она прижалась к стене, с ужасом прислушиваясь к грохоту и наблюдая за дрожащими стенами. Что это? Землетрясение?

Мелкими шажками она продвигалась вдоль стены к двери. Надо стучать, чтобы ее выпустили отсюда. Еще одни удар, и потолок может не выдержать и обрушиться.

Нащупав холодную дверную ручку, Тоня вцепилась в нее и со всей силы ударила каблуком по металлической обшивке. Звук подобной громкости мог бы и мертвого поднять из могилы. Но его почему-то никто не услышал. Она ударила снова, и снова. Никакого ответа. Неужели Монкарт испугался землетрясения настолько, что забыл о ней?

В таком случае надо спасаться самой. Тоня начертила систему причудливых знаков вокруг замочной скважины. Что-то звякнуло, и дверь медленно, тяжело приоткрылась.

У Тони чуть глаза на лоб не полезли от увиденного. Меньше всего она ожидала, что на дверь подействует столь простое заклятие. Всего пару часов назад на камеру была наложена сильная защитная магия. Теперь же от нее не осталось и следа. Тоня попыталась открыть дверь «ключом мага» лишь для проверки: авось защита ослабла. Но она и помыслить не могла, что настолько… Что происходит?

Почему Монкарт снял защиту? Неужели что-то заставило его ослабить магию здесь, чтобы усилить ее в другом месте? Неужели кто-то… О, Силы!!! Неужели кейлорцы атакуют Аностор?!

Тоня не могла в это поверить. Дни, проведенные в камере, заставили ее расстаться с надеждой на спасение. И вдруг, когда девушка уже и не чаяла вырваться из плена, пришло неожиданное освобождение.

Тоня пулей вылетела из камеры и понеслась по длинному и совершенно пустому коридору. Она думала только об одном — немедленно выбраться отсюда, пока не хватилась охрана, пока дорогу никто не преграждает, пробиться наружу, к своим.

Но через полминуты она резко затормозила. Надо найти Дэру. Гарпия где-то неподалеку. Стоит только крикнуть. Но сможет ли? Слишком долго не разговаривала она с кошкой-птицей. Кажется, даже забыла, как настраиваться на ту особую телепатическую частоту.

«А ну-ка отойди!» — неожиданно услышала девушка.

Тоня даже не успела удивиться тому, что вновь слышит Дэру. Дверь камеры, у которой она остановилась, вздрогнула. Потом еще раз, и еще. И вдруг один из ударов вышиб дверь из петель. Девушка едва успела отскочить.

«Деревянная! — в мысли гарпии сквозило презрение. — Просто замаскированная под железо. А будь она по-настоящему железная, я не смогла бы выйти, даже ecu бы она не была защищена магией!»

«Смогла бы, — отозвалась девушка. — Я бы тебя вытащила. Кейлорские заклятия способны открывать любые замки, если они без волшебной защиты. Вот что… Давай-ка уберемся отсюда подобру-поздорову, пока еще живы».

«Сначала найдем моих дочерей, — твердо ответила гарпия. — Без них я никуда не уйду».

«Хорошо, — кивнула Тоня. — Ты хоть примерно представляешь, где их держат?»

«В крепости есть только одно место, где настолько тепло, что можно хранить яйца гарпий, — сказала Дэра. — Пойдем за мной!»

Глава 10. ШТУРМ АНОСТОРА

А в это время у стен Аностора творился настоящий ад. Сверху на штурмующих сыпался дождь стрел. То тут, то там на головы кейлорцев падали огненные шары. Наводчики суетились вокруг катапульт, пытаясь сделать хоть выстрел, но точные попадания монкартовских стрелков опрокидывали людей одного за другим.

Воины забрасывали на стены крюки, ставили лестницы и ползли наверх, но каждый раз враги перерубали веревки и сбрасывали лестницы, а в некоторых местах даже выливали на штурмующих гадкую вязкую жидкость угольно-черного цвета, которая будто склеивала доспехи и мешала двигаться.

Дерлок с парой десятков лучников прикрывал наводчиков. Ему пришлось хуже всех в кейлорской армии. Именно на орудия и приходился основной удар ларомонтов. Вражеские стрелы ливнем обрушивались на его воинов. А от огненных шаров вспыхнуло четыре катапульты. От орудий шел густой дым, который застилал глаза и мешал стрелять.

— Хаос! — ревел Дерлок. — Если так будет продолжаться, мы потеряем половину армии!

Он зарычал от бессильной злобы и выстрелил, почти не глядя. Стрела попала точно между глаз высокого ларомонта на стене крепости.

— Плохо, господин, — сказал один из наводчиков, указывая на небо, где с визгом кружилась черно-серая туча сафитов. — Твари скоро прорвутся к нам. Если их ядовитая слюна попадет на катапульты…

— Древние не допустят, — мрачно, без особой уверенности ответил Хайт. Он прекрасно помнил, чем закончилось недавнее столкновение Илота с летучими тварями.