Никто и никогда, стр. 48

Небо словно обрушилось на землю. Тучи, смерчи, молнии — все слилось в одну бесформенную массу, в один колоссальный энергетический сгусток. Он заполнил все видимое пространство перед крепостью. А потом непостижимо быстро покатился. Сначала к Атене, заставив всех закричать от ужаса и броситься прочь, а потом — вдоль магической стены.

Черно-серый клубок, с беспрестанно вспыхивающими внутри белесыми разрядами, летел вдоль гор Керлиака. Он двигался с такой скоростью, что местами не успевал даже поджечь попадающиеся на пути леса. Ветер, поднявшийся от его движения, далеко отбрасывал мелкие камни, бревна, животных. А за гигантским шаром энергии летели, как хвост кометы, обрывки темных грозовых туч.

Сгусток мчался, словно экспресс, не отрываясь от стены. Тот, кто когда-то управлял бурей, все еще пытался развернуть ее на запад. Но у него ничего не выходило. Тоня в прямом смысле слова сбила стихию с ног, подчинила себе и тем самым лишила Монкарта возможности так же, как минуту назад, контролировать ее.

Девушка не знала, сколько прошло времени с тех пор, как буря покатилась на юг. Тоня постоянно отслеживала ее движение, не оставляя без присмотра ни на минуту.

Только однажды буря отклонилась от намеченного Антонией курса. Почти у самого моря она вильнула на восток, прошлась по прибрежной полосе, но потом все-таки покинула сушу.

— Марилана! — крикнула Антония, когда клубок, растерявший по дороге большую часть энергии, остановился далеко за пределами залива Тоскария. — Что мне с этим Делать?

— Оставь, — услышала девушка неземной голос пегасии. — Через несколько дней энергия сама развеется. Один раз потеряв над ней контроль, Монкарт уже не сможет вновь направить ее на Кейлор или Атер.

— А тучи? — спросила Тоня. — Когда мы снова увидим солнце?

— На это уйдет много времени, — ответила Марилана. — Возможно, сильный дождь будет идти два или три дня. А на то, чтобы собранная Монкартом энергия распределилась по всему миру, скорее всего, понадобятся месяцы.

Девушка посмотрела на серое небо. Оно по-прежнему казалось мрачным и несущим угрозу. Словно почувствовав страх Тони, пегасия сказала:

— Ты не должна бояться. Врагу потребуется немало времени, чтобы восстановить силу. И еще больше — на то, чтобы сотворить новую бурю. Он полагал, что сегодня навсегда покончит с Кейлором, и просчитался. Монкарт надолго лишился былого могущества. Теперь он должен притихнуть до поры до времени.

— Марилана… — Тоня вдруг впервые почувствовала смущение. — Спасибо за помощь.

— Не за что. Действительно не за что, ведь ты все сделала сама, — в голосе пегасии послышались веселые нотки, и конец фразы словно растворился в воздухе.

Девушка ждала продолжения, но его не последовало. Марилана прервала контакт.

Кто-то потряс Тоню за плечо, и она очнулась. Дождь всё ещё лил, но в мире уже наступило утро нового дня. Она поняла это по усталым глазам всегда неутомимой Эскоры и измученному лицу Бориса. Оба стояли рядом и улыбались, глупо и по-детски счастливо.

— Я поражаюсь тебе, девочка, — сказал по-русски Старший Маг. — Ты колдовала десять с лишним часов без перерыва, как машина. Даже я не выдержал, пустил все на самотёк часа два назад.

Голос его осип от холода. Борис выглядел измотанным и постаревшим на несколько лет. Но еще никогда Тоня не видела его таким счастливым.

— Идите сюда, обе! — устало улыбнулся маг и притянул Антонию и Эскору к себе.

Они крепко обняли его и друг друга. А потом все трое смеялись и плакали от счастья, вспоминали минуты схватки со стихией и благодарили всех известных богов за победу, на которую в глубине души даже не надеялись.

Глава 12. НОВЫЕ ДРУЗЬЯ, НОВЫЕ ПЛАНЫ

На следующий день Борис покидал Атерианон. Ему не терпелось поскорее добраться до Алирона и убедиться, что с женой и сыном все в порядке. Да и негоже правителю надолго оставлять столицу. Kсep, конечно, всегда неплохо заменял его, но грифону не очень-то нравилось долго пребывать в шумном городе, и очень скоро после отъездов Старшего Мага из Города Мечты он начинал тосковать по привычным местам и своей пещере.

Все дела в Архивах были улажены, Великая Буря остановлена, вещи собраны. Оставалось только дождаться Илота, который согласился отвезти мага в Кейлор.

Покоритель Небес прилетел к полудню, как раз в тот момент, когда Борис давал Тоне последние советы.

— В Древних Архивах много хотхов, — говорил он, — но ты ни в коем случае не должна пользоваться их способностью к дальней телепатии. Беседовать с ними можно: эти разговоры враг не успевает засечь. Но передавать мысленные сообщения отсюда в Алирон или Атену я тебе строго запрещаю. Ясно?

— Ясно, — покорно кивнула Антония, с грустью подумав о том, что теперь лишена всякой возможности поговорить с Денисом.

— Никаких писем в Атену, — продолжал Борис, — в столицу — только если что-то неотложное. Хоть Монкарт и знает уже, где ты находишься, всё равно сиди тихо в Архивах и не высовывайся. И ещё: во всем слушайся Эскору. Она очень мудрая девушка, плохого никогда не посоветует.

— Девушка? — удивилась Тоня. — Ей на вид лет тридцать с хвостиком.

— Ошиблась, — хмыкнул маг. — Двадцать девять. И она самая что ни на есть девушка. Замужем никогда не была и не собирается. И не помню, чтобы у нее когда-либо было любовное приключение, если не считать того инцидента с… — он резко осекся, будто внезапно вспомнив что об этом нельзя говорить.

— С кем? — живо заинтересовалась Тоня.

— Захочет — сама расскажет, — сказал Борис, явно недовольный тем, что сболтнул лишнее. — О, вот и Илот наконец.

Мимо них пронеслась огромная серая тень, а через секунду тяжелая туша гигантского ящера опустилась на внутренний двор. Судя по всему, дракон пребывал в отменном настроении.

— Ага! — воскликнул Илот. — Живы все-таки! А вчера я уже подумывал о том, что никого из вас не увижу. Вообще вы, ребята, молодцы. Не думал, что сможете такое. И, если быть откровенным до конца, — дракон понизил голос до шепота, — юная Антония колдует не хуже самой Мариланы.

— Чего шепчешь? — засмеялся Борис. — Если Мудрая захочет, то и шепот услышит, не вылетая из своего замка.

— Твоя правда! — воскликнул Покоритель Небес. — Все время об этом забываю. Она же у нас почти всемогущая, почти богиня.

— Она и стала бы богиней, если б так часто не вмешивалась в мирские дела, — услышали они позади голос Эскоры, которая вернулась из Главной Библиотеки с увесистым фолиантом в руках.

— Это еще что? — скорчив кислую мину, поинтересовался дракон.

— Илена Деадор «История острова Хесс», — ответила Хранительница Архивов. — Пособие для нашей юной волшебницы.

Толщина старинной книги повергла Антонию в уныние, что сразу же отразилось на ее лице. Илот с жалостью взглянул на девушку и произнес:

— Искренне сочувствую.

Эскора и Борис расхохотались. Ведьма торжественно вручила Тоне фолиант, который та с неудовольствием запихнула под мышку.

— Ладно, — сказал Борис. — Мне пора. Буду писать из Алирона, если появится свободная минутка.

— Как же, — скептически произнесла Эскора, — знаю тебя. Ни строчки не напишешь. Ну да Силы с тобой! Поезжай наконец! Терпеть не могу долгие проводы.

Маг взобрался на бронзовую спину Илота и закрепил ремни. Антония и Эскора отбежали на значительное расстояние и оттуда наблюдали, как дракон не спеша раскрывает свои огромные, удивительные крылья.

— Поехали! — сказал по-русски Борис, подражая первому советскому космонавту.

Илот стал делать медленные взмахи, постепенно отрываясь от земли. Вскоре он летел уже над самой высокой башней. Описав прощальный круг над Архивами, Покоритель Небес взял курс на север и через несколько минут скрылся за горизонтом.

* * *

После отъезда Бориса потянулись длинные, однообразные дни. Антония не видела ничего, кроме бесконечных уроков, книг, карт и пентаграмм. Она никогда не выходила за пределы Архивов и очень редко покидала ту часть замка, в которой жила и училась.