Особенности эльфийской психологии, стр. 83

Я растерялся. И что она от меня-то хочет? Глянул на кота, обнаружил, что он внаглую трется о ноги Ира, чего я за этим Бандитом никогда не наблюдал даже по отношению к законной хозяйке. Перевел взгляд на Ира, который вообще как-то подозрительно замер. Пока я еще сомневался, рыжий хам переместился ко мне и, преданно мявкнув, тоже потерся крупной, круглой головой о мою ногу. Опустив взгляд, я встретился с зелеными глазищами, в которых не мелькнуло ни капли преданного обожания. Конечно, пока ему выгодно, он будет ласков, но как только все по его выйдет, тут же покажет свой кошачий нрав. Уж я этого кошака знал, как облупленного. Вздохнув, я снова посмотрел на старушку.

– Вы хотите, чтобы я его взял?

– Ох, Андрюшенька, было бы так хорошо, – всплеснула руками баба Шура, – Он у меня и к горшку приучен, сам на унитаз забирается, за ним только смывать надобно. А ест все подряд, чем покормят, то и съест. Рыбку там, мясцо…

Ну да, скептически подумал я, рыбу да мясо жрет, скотина, – чтоб я так жил. Но дело в том, что для себя я уже все решил. И даже тихие слова Ира, который наклонился и почесывал кота по благосклонно подставленной шейке, не сыграли, по большому счету, никакой роли.

– Может, и правда возьмешь?

– Ага, – согласился я, и весело подмигнул обрадованной бабе Шуре.

– Тогда пойдем ко мне скорей, – радостно возвестила старушка, – я тебе его вещички соберу.

– Вещички? – растерялся я, но поднялся на этаж выше, оставив Иру ключи от квартиры и кота.

Вернулся я груженым целым обозом. Кошачья переноска, с которой, по словам бабы Шуры, они с Бантиком на дачу выезжали, несколько комплектов мисок, кошачий домик, которым этот вредный кот, свободно разгуливающий по двору, по большей части пренебрегал, две шлейки, несколько ошейников от блох, ошейник с сердечком, от одного вида которого у меня на лице образовалась такая лыба, что самому стыдно стало. Просто как представлю нашу местную грозу всех дворовых котов и даже собак в этом ошейничке, который мало того, что с сердечком, так и еще и розовенький, как не знаю что, на хи-хи пробивает.

В общем, сердечно распрощавшись с бабой Шурой и клятвенно пообещав отвечать на письма и рассказывать, как поживает её рыжее сокровище, я притащился домой. Ир обнаружился на кухне. Мерцающий пытался кормить нашего рыжего гостя, а тот с брезгливым видом созерцал предложенную ему котлету, оставшуюся от нашего совместного завтрака.

– Можешь даже не напрягаться, – объявил я прямо с порога, сгружая пакеты, которые принес от бабы Шуры. – Эта рыжая бандитская морда полуфабрикаты жрать не будет.

– И чем его тогда кормить? – насупившись, полюбопытствовал мерцающий, которого, похоже, задело такое кошачье пренебрежение предложенным угощением.

– А нам-то какое дело? – весело спросил я.

Ир поднял на меня хмурый взгляд.

– Ты же вроде обещал этой старой женщине о нем заботиться.

– А еще я Барсику на день рождение кота обещал. С мелким котенком командору возиться, думаю, не с руки, а вот с этой бандитской мордой, думаю, они просто нашли друг друга.

Ир расплылся в улыбке.

– А что, очень даже может быть. Только у Барсима следующее день рождения только через семь лет будет отмечаться.

– Семь? – вопрос вырвался у меня помимо воли.

– Конечно, – насмешливо фыркнул в мою сторону Ир. – Это только люди раз в год свои отмечают, у эльфов принято праздновать раз в десять лет. Не знал?

– Нет, – честно признался я и поспешил сменить тему. – Ну что, пошли тогда в класс, посмотрим, куда и как устанавливать все будем?

– Пошли, – Ир кивнул мне и подхватил Бандита под брюхо.

Тот протестующее зашипел, но мерцающий проигнорировал предупреждение, а когда кот попытался извернуться в его руках, скрутил его по всем четырем лапам и с веселыми смехом распахнул перед нами дверь в класс. Руками он при этом не пользовался. Я еще подумал, что, кажется, к магии привыкать начинаю.

Ввалившись в классную комнату вслед за ними и таща на себе наследство Бандита, я не сразу обратил внимание, что класс вовсе не пуст, как мы предположили, и к нам навстречу решительным шагом направляется Кар. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. Одно то, что он не обратил внимания на кота в руках Ира, говорило о многом. Кстати, почему это Ир все еще человек, а не светлая эльфийка? Неужели забыл мерцание сменить?

Бросив пакеты, я вскинул голову и обратился к темному, внутренне холодея. Предчувствие орало благим матом. Очень хотелось вернуться обратно в квартиру и запереться изнутри.

– Что?

– Коммандос узнали о Барсике с Муркой. Ты должен с ними поговорить.

Глава 22

Комплексы сечь – не жалеть плеч

Андрей

Ни минуты покоя – это про меня. Все чаще задаюсь вопросом, как они тут раньше без психолога в моем лице жили? Но сам же себя одергиваю. Если бы не я, очень многих событий не случилось бы. Поэтому не стоит выставлять себя эдаким мучеником и незаслуженно обделенным. В моем случае, наделенным, потому что Карл наделил меня обязанностью исполнять роль, как у них тут говорится, лекаря душ. Но при этом как-то забыл поставить меня в известность, что лечить тут нужно чуть ли не каждого второго, хотя, по моим скромным наблюдениям, каждого первого. Такие заморочки мне и в страшном сне не предвиделись.

Пока быстрым шагом шли в сторону казарм, я все пытался приготовить вступительную речь, улавливая между делом слова Карунда, который рассказал, что командоры, презрев все мыслимые и немыслимые условности, испокон веков существовавшие между темными и светлыми, провели ночь вместе. Правда, я так и не понял, кто из них к кому пришел и в чьей комнате они там ночевали, но не суть важно. Светлые примчались с претензиями к темным. Или что-то вроде того. Слово за слово, и сейчас оба командора пытаются угомонить разгоряченных бравых ребятушек, которые явно желают выместить друг на друге их же собственный прокол с нападением на университет, которое они все дружно прохлопали своими длиннющими ушами.

Ир шагал рядом со мной, сосредоточенный и серьезный. Выглядел он сейчас не как человек. Он был, как я понял, собой прежним. То есть, типичным светлым эльфом, со светлой, почти прозрачной кожей. Тонкими чертами лица, длинными изящными кистями рук. И камзол на нем был узнаваемый. Такой явно относился к классическому одеянию служащих университета. У меня не было времени расспрашивать его, почему он выбрал именно это мерцание. Хватило того, что, когда у самой двери, он мгновенно, куда быстрее, чем раньше, изменился. Я даже испугался за него. Попытался что-то сказать, но он так на меня зыркнул, что я быстро заткнулся.

Сейчас я тащил на руках приличную такую тушку Бандита и возлагал на рыжего мордоворота большие надежды. Чтобы отвлечь мужиков от потенциальной бойни, надо сделать какой-нибудь неожиданный ход. Логично? Думаю, да. Так чем не неожиданность, необычный подарок на день рожденья, до которого еще семь лет ползти и пресмыкаться? Это я, конечно, образно. У самого, как только перед глазами вставала ошарашенная физиономия Барсика, в животе начинали скапливаться смешинки, и на лицо улыбка наползала.

Ир и Кар торопливо шли чуть впереди меня. Если бы не я, они давно бы уже переместились к месту дислокации университетской охраны, но беда в том, что малые телепорты, как мне объяснили еще на вчерашней прогулке, мне не подходили. А все мой артефакт и общая невосприимчивость к магии. Так что добираться пришлось на своих двоих, что обоих моих провожатых отчетливо раздражало. Только если Кар был подчеркнуто бесстрастен, не решаясь роптать на превратности судьбы вслух, то Ир откровенно бесился. Я чувствовал, как от него чуть ли не пар валил во все стороны. Не удержался и поддел.

– Не кипятись, – бросил я мерцающему в спину. – Прорвемся.

– Придурок, – на чистом русском, как мне показалось, прошипел в мою сторону Ир, но притормозил, чтобы поравняться со мной. – Ты хоть понимаешь, что будет, если они на самом деле передерутся?