Алые ночи, стр. 40

Майк давным-давно научился пропускать мимо ушей вопросы, на которые не собирался отвечать.

— И что же было дальше?

— То, что и со всеми принцессами мира. Появился другой принц.

— Андерс.

— Да. Грег Андерс. — Ариэль усмехнулась. — Ты его знаешь?

— Никогда не видел, зато много что слышал.

— Умеет он нажить себе проблем! — Ее усмешка стала шире, с губ сорвался гортанный смешок!

— Похоже, с ним ты хорошо знакома.

— Каждая женщина в этом городе, если она из приличных — то есть вряд ли проболтается Саре, — встречалась с ним. Брат Колин говорил, что Саре, должно быть, в последние месяцы мало что перепадает в постели: Грег не только резвится с Эрикой в магазине, но и успевает обслуживать по высшему разряду двух покупательниц. Похоже, его тянет к женщинам постарше.

Майку вспомнилось то, что он узнал из материалов дела. Брак Стивена представлял собой сделку, организованную его родными. В шестнадцать лет его женили на тридцатичетырехлетней вдове. Сейчас сыну Стивена было восемнадцать, дочери — семнадцать, вдобавок у него имелся пасынок, его ровесник. Но несмотря на разницу в возрасте, брак оказался удачным. Все знали, что Стивен по-настоящему любил свою жену, которая была всего на год старше его матери, но не считал нужным хранить ей верность. Да, Стивен действительно выбирал женщин старше его.

Ариэль задумчиво посмотрела в свою тарелку.

— Даже представить себе не могу, насколько абсурдными тебе покажутся мои слова, но школьное соперничество не заканчивается само собой. В старших классах мне приходилось работать день и ночь, чтобы меня любили и считались со мной. Я состояла в команде поддержки и была редактором школьного ежегодника… проще перечислить, чем я не занималась. Но знаешь, кого любили в школе больше всех? Сару. А она, насколько я помню, не появлялась ни на одном внеклассном мероприятии!

Ариэль помолчала.

— Значит, ты рассоришь ее с Андерсом и вернешься в… где ты живешь?

— На юге Флориды.

— И вы вдвоем поселитесь в доме на берегу и будете каждое лето опасаться ураганов?

— Их боятся только те, кто там не живет.

— Удачная отговорка.

— Лучшая из моих запасов. Идем?

— Торопишься обратно к Саре?

Майк собирался ответить уклончиво, но вместо этого сказал чистую правду:

— Да.

— Завидую! Саре.

Майк расплатился, и они вышли из ресторана. Провощи Ариэль до ее машины и посмотрев ей вслед, Майк позвонил Тесс и попросил узнать все, что только можно, о некоем Брайане Толуорти из Англии.

— А можно послать ему письмо с угрозами?

— Ты с ним знакома?

— Конечно! Все мы думали, что он женится на Саре, а он бросил ее, как последний подлец. Я чуть было не рванула следом за ним в Англию, чтобы отвесить ему пинков. Потом решила, что лучше будет послать к нему с тем же поручением тебя, но передумала. Я же тебе об этом подробно писала.

— Правда? Не могу же я помнить обо всех брошенных девушках из твоих писем. Так ты узнаешь про него все, что удастся? Передай капитану, пусть отправит мне всю информацию, какую найдет, и сделает запрос в Англии. Хорошо бы там кто-нибудь побеседовал с этим Толуорти — и применил с собой диктофон. Я хочу, чтобы этот мерзавец сам объяснил, почему он так поступил с Сарой.

Тесс помолчала.

— Ты считаешь, что тут не обошлось без Грега, или мне показалось? Голос у тебя подозрительный. Думаешь, Грег пригрозил Брайану и заставил его уехать? Я помню, что Грег появился в городе вскоре после отъезда Брайана, и все мы поначалу думали, что Сара сблизилась с ним, только чтобы забыть о прежнем бойфренде. Она как будто хотела доказать нам и самой себе, что может привлечь мужчину и удержать его.

— Почему ты сразу мне об этом не рассказала?

— Я рассказывала! — почти выкрикнула Тесс. — Все то же самое, слово в слово!

— Да, наверное, — уже успокаиваясь, согласился Майк, — только я забыл. Помоги мне, хорошо?

Тесс тоже взяла себя в руки.

— Как там у вас с картами Таро?

— Я их еще не видел. Ты не могла бы пустить по городу слух, что Джос на ярмарке будет гадать всем желающим на уникальных картах с цыганами?

— Конечно. Легко. Позвоню одному человеку, и через три часа новость будет знать весь город. Скажи, Майк, Джос ничто не угрожает?

— Нет, но если все пойдет так, как я рассчитываю, пара колод исчезнет. Мы сделаем в шатре занавеску, которую можно задернуть, чтобы Джос незаметно выглянула и успела сориентироваться, когда подойдет дама подходящего возраста. Если Митци здесь, она наверняка прикарманит нераспечатанную колоду. Двоюродный брат Люка пообещал установить систему видеокамер, чтобы записать все происходящее в шатре.

— Какой? — спросила Тесс.

— Если ты про камеры, они сделаны…

— Да нет же, глупый! Кто из братьев Люка будет их устанавливать?

— А мне откуда знать? Здесь каждый встречный — кузен, тетка или еще какая-нибудь родня Сары.

— Как тебе Ариэль? Хорошего тоже бывает слишком много, да?

Тесс не удалось перехитрить Майка, он сразу понял, что она хочет услышать.

— По сравнению с тобой она страшилище.

— Да?

— Спокойной ночи, сестренка.

— С добрым утром, братец.

Вернувшись домой, Майк убедился, что Сара уже спит, снова принес к себе материалы дела и принялся просматривать их, гадая, что он упустил. В шесть часов утра он наконец выключил свет и признался самому себе: он по-прежнему понятия не имеет, что понадобилось семейке Вандло от Сары.

Глава 17

Воскресным утром Сара позвала Майка из-за двери спальни и сообщила, что пора вставать и собираться в церковь.

— Иди одна, — отозвался он глухим голосом, словно из-под накинутой на голову подушки.

— Без тебя я не уйду. Ради тренировок ты каждый день вставал ни свет ни заря. Уже десятый час, так что поднимайся, пойдем в церковь. — Она помолчала, но ответа не дождалась, тихо повернула дверную ручку и шагнула в комнату. В комнате было так темно, что Сара догадалась: Тесс выбрала для этой комнаты шторы с плотной подкладкой. Неужели она готовилась к визиту брата заранее?

Сара на цыпочках подкралась к окну, рывком отдернула шторы, и в комнату ворвался слепящий солнечный свет. Майк застонал, Сара обернулась и увидела, что он зажимает ухо подушкой.

— Вставай, засоня. Скоро выходим.

— Эдилин…

Продолжения Сара не разобрала, поэтому попыталась поднять подушку за угол, но Майк покрепче ухватился за нее.

— Ты, случайно, не сквернословишь в день Божий?

Майк под подушкой повернул голову в другую сторону.

— Майкл Ньюленд! — подбоченившись, прогремела Сара. — Ты обязан встать. Одна я в церковь не пойду: меня замучают вопросами о тебе. Если хочешь, можешь… ой! — взвизгнула она: стремительно выброшенная вперед рука Майка чуть не лишила ее равновесия. Сара повалилась вперед, выставив руки. Едва они коснулись кровати, Майк сделал неуловимое движение, запястья Сары подогнулись, и она рухнула ничком и постель, высоко вскинув ноги.

— Вот и хорошо. Теперь тихо, — подытожил Майк, снова становясь похожим на Тарзана.

Сара с трудом приподнялась.

— Грубая сила тебе не поможет. Я сказала «вставай», и я тебя заставлю встать! — Она схватилась за край одеяла и рванула его на себя. Майк не дрогнул ни единым мускулом, хотя, как выяснилось, под одеялом он лежал совершенно голый.

Долгое мгновение Сара стояла неподвижно, глядя на него широко раскрытыми глазами. «Значит, насколько я понимаю, одежда еще на нем», — сказала Тесс по телефону в ночь знакомства, и теперь Сара своими глазами видела, что она имела в виду.

— Холодно, — проворчал Майк.

— А? Что?.. — враз осипшим голосом спросила Сара. — Что?

— Холодно, говорю. Доктор, если осмотр закончен, будьте любезны укрыть меня.

Сара сглотнула и сделала глубокий вдох. Стыдно сказать, но ей захотелось махнуть рукой на церковь и обещание, данное жениху. Чтобы прыгнуть в постель к этому Адонису.