Алые ночи, стр. 24

— Ободрал, пока качался на веревке?

— Ага, — кивнул Майк, глядя на нее.

— Знаешь, мне ведь еще ни разу не доводилось играть роль Джейн, да еще с таким Тарзаном.

Глаза Майка заблестели.

— Если хочешь, пойдем в цветник — там с дерева на тебя упадет сетка. А я прибегу с ножом в зубах, перережу веревки и спасу тебя.

— А платье не попортишь? — серьезным тоном спросила Сара.

— Пожалуй, только платье и разрежу. А сетку не стану.

Его взгляд стал таким страстным и многозначительным, что Сара рассмеялась.

— Ладно, вот как мы поступим: сейчас мы дойдем до моей машины, я сама сяду за руль — даже не вздумай спорить! — и доставлю нас туда, где ты оставил свою машину. Оттуда мы пешком доберемся до Кей-Крик; если хочешь, доверю тебе нести корзину. Мы сядем на берегу, перекусим и поговорим. И ты подробно объяснишь мне, что происходит.

— Насколько это в моих силах.

Сара недовольно нахмурилась.

— Хорошо, постараюсь, — пообещал он, и они направились к машине. — А откуда ты знаешь, где я оставил машину?

— Тоже мне загадка! Там же, где останавливаются все, когда хотят, чтобы машину не было видно с дороги. Под этим деревом лишилась девственности половина эдилинских девчонок.

— И ты тоже?

Сара открыла дверцу с водительской стороны.

— А кто сказал, что я ее уже лишилась?

Смеясь, Майк обошел вокруг машины и захлопнул дверцу.

Глава 9

— Так, значит, и это дерево тоже мое? — спросил Майк. Он вытянулся на краю скатерти в красно-белую клетку. Сара сидела напротив, между ними стояла корзина с едой. У подножия невысокого холма журчал живописный ручей Кей-Крик.

— Целиком и полностью.

— Дерево девственниц. Все, сегодня бессонница мне обеспечена.

— А еще тебе принадлежит часть этого ручья и все эти старые постройки. И что ты с ними будешь делать?

— Поселюсь в доме, найму Ланга в дворецкие. Пусть подает мне салат из помидоров с марихуаной прямо с грядки. — Майк искоса бросил взгляд на Сару, проверяя, не шокирована ли она, но она ничем не выдала удивления, только дрогнули ресницы. Вот и хорошо, мысленно заключил Майк. Неожиданными известиями ее не напугаешь.

— Если Люк узнает про марихуану, он со старика шкуру спустит.

— Воти я так подумал, но гораздо больше меня пугает реакция твоей матери.

— Меня тоже, — призналась Сара и улыбнулась.

Майк закинул руки за голову и разлегся на спине, глядя в небо.

— У меня еще никогда не было собственной недвижимости.

— Даже квартиры на берегу в Форт-Лодердейле?

— Тем более.

— Так ты готов объяснить мне, что происходит?

— А может, просто отдохнем? День такой славный.

— Нет! — отрезала Сара. — Я хочу найти ту женщину, чтобы мой жених успел вернуться домой к свадьбе. Как мы будем искать ее?

— По ДНК. — Майк повернулся на бок. — Соберем ДНК всех местных женщин в возрасте примерно пятидесяти трех лет и отправим в лабораторию. ДНК Митци у нас нет, зато есть образцы ДНК ее сына и других родственников, так что мы можем сравнить их.

— А ты уверен, что она здесь?

— Нет, но когда речь идет об этой женщине, проверки достойно любое предположение. — Майк взял гроздь мелкого золотистого винограда, повернулся на спину, поднял гроздь над головой и принялся методично объедать ягоды.

— Ты сейчас прямо как из свиты Вакха. На самом деле ты не настолько цивилизованный человек, каким стараешься казаться, верно?

— Если ты имеешь в виду то, что я каждый вечер готовлю ужин из четырех блюд, тогда ты ошибаешься. Я просто пытался произвести на тебя впечатление. Получилось?

Отвечать на этот вопрос Сара не собиралась.

— Итак, каков наш план?

— Еще с утра план у меня был, а потом ты отказалась остаться дома и все испортила. Значит, теперь твоя очередь разрабатывать план.

— Хорошо, — кивнула Сара. — Сначала решим, кто мы друг другу.

— Логично. И кто же мы?

— Друзья, — не задумываясь, сказала Сара. — И только друзья, потому что скоро я выхожу замуж. Ты ведь успеешь вернуть мне жениха до дня нашей свадьбы?

— Если твоя мама не выяснит, где мы его держим, и не запретит его возвращать. — Майк повернулся к Саре. — Твоя мама терпеть не может всех твоих парней?

— Их и было-то всего двое вместе с женихом. Нет, злиться на первого мама не стала: приберегла всю ненависть для Грега. Может, мы все-таки вернемся к нашим планам?

— Конечно. С тобой все ясно: ты хочешь выйти за человека, которого не выносит весь город, и по-прежнему жить здесь, невзирая на всеобщую враждебность.

Сара рассерженно прищурилась.

— Если хочешь, чтобы я тебе помогла, не смей говорить гадости про Грега.

— Легко, ведь я с ним не знаком. Думаешь, мне бы он понравился?

— Понятия не имею, ведь о тебе я знаю мало, да и то не уверена, что это правда. Может, ты вообще про все на…

— Издержки…

— Вот только не надо опять о том же! Издержки профессии, подумаешь! И вообще, ты не мог бы не уклоняться от нашей темы?

— Я думал, наша тема — Грег, — заметил Майк, но, заметив возмущенный взгляд Сары, вскинул руку. — Ладно, ладно. Будем объяснять всему городу, что мы с тобой просто друзья. Может, так ты хоть немного успокоишься и перестанешь смотреть на меня, как на врага.

— Может быть.

Майк отложил виноград.

— Видимо, ни о каких других отношениях между нами не может быть и речи.

— Ни в коем случае.

— Ты уверена?

Сара отвернулась.

— Если ты и дальше намерен говорить со мной таким тоном, тебе придется искать себе другое жилье. В одной квартире с тобой я не останусь и помогать тебе не буду — только попробуй лезть ко мне с… предложениями.

— Договорились. — Майк откинулся на спину. — Будем лучшими друзьями. Приятелями. Соседями по квартире.

— Будем дружить, как брат и сестра. Как вы с Тесс.

— Нет, не как мы с Тесс. Мы и есть брат и сестра.

— И что это значит?

— Она разгуливает при мне в одном белье. Просит поправить эти, как их, бретельки. А у нас с тобой это невозможно, потому что я уже не помню, когда в последний раз встречал такую же привлекательную и желанную девушку, как ты. Сара, я выполняю секретные задания с тех пор, как начал служить в полиции, а это значит, что мне приходилось общаться с женщинами особого сорта. Большинство замужем и считают, что чем меньше на них одежды, тем лучше. К украшениям и макияжу это не относится, ими можно и злоупотребить. Ноты…

Он повернулся лицом к ней.

— Таких, как ты, я никогда не встречал. Ты словно выпорхнула из весеннего ветерка. Твоя одежда выглядит и скромно, и так сексуально, как ни одна другая. Мне нравится, как ты ходишь и как говоришь. Обещаю, я сделаю все возможное, чтобы и пальцем тебя не коснуться, хоть это будет нелегко. Бутербродов у нас не осталось?

Сара растерянно заморгала.

— Э-э… вообще-то…

— Так есть еще бутерброды или нет?

— В корзине, — наконец сбивчиво пробормотала она. — Мне и в голову не приходило, что ты ко мне так относишься.

— А что тут такого? — Майк рылся в корзине. — Нет, не могу найти.

— Дай я сама, — предложила она, и, пока отводила его руки, их лица сблизились. Сару словно потянуло к Майку, но она вовремя опомнилась и отстранилась. — Но тебе, наверное, было бы проще справиться с работой, если бы мы спали вместе.

— О да — гораздо проще, — подтвердил Майк. — Признаюсь честно: я твердо убежден, что мы, сблизившись, прославим нашу страну.

Сара медленно покачала головой:

— Даже не мечтай.

Майк горестно вздохнул:

— Попытка не пытка. Ладно, так что там дальше с планом?

— Ты сам сказал, что наша задача — собрать ДНК женщин, бывающих в нашем магазине. А как же…

— А как же — что?

— Эрика.

— Кто такая? — спросил Майк, набив рот бутербродом с салатом из тунца.

— Грег нанял ее для работы в магазине. Она не позволит мне…

— Разве это не твой магазин?