Алые ночи, стр. 19

Майк нахмурился, без особого успеха изображая сочувствие.

— Но зачем на самом деле Грегу ферма, ты все-таки не знаешь?

Миловидное лицо Сары порозовело, она устремила взгляд на свои руки.

— Грег никогда об этом не говорил, но возможно, ферма нужна ему для меня. Когда-то я призналась, что мне всегда нравилась эта ферма, и он пообещал купить ее мне.

— А кто из вас первым упомянул о ней — ты или он? — Майк понимал, что ведет себя, как следователь на допросе, но удержаться не мог.

Сара, похоже, не заметила, как изменился его тон.

— Не помню. Нет, подожди: однажды он сказал, что слышал о ферме от кого-то еще до приезда в Эдилин.

— Тесс не рассказывала мне о том, что ты просила Рэмза продать ферму.

— Насколько я знаю своего двоюродного брата, об этом случае он не сказал даже Тесс. Ты хотя бы представляешь себе, сколько народу просило семейство Макдауэллов продать ферму?

— Нет, а что, желающих много? — удивился Майк. — Об этой ферме я знаю только одно: что она того и гляди развалится. Кому и зачем она сдалась?

— Дом на ферме перестроен так, что сохранилось первое строение, когда-то возведенное на этом участке. Семья Макдауэлл следила за тем, чтобы при строительстве новых пристроек не разрушать старинные.

Майк понятия не имел, о чем идет речь, и чувствовал, что недоумение отчетливо читается у него на лице. Объяснения Сары казались ему бессмысленными.

Медленно, с расстановкой она продолжала объяснять:

— Этот дом был построен в 1674 году, и когда его окружали пристройками, старый дом остался между ними нетронутым. Наружные пристройки тоже никто не переделывал.

Майк уставился на нее.

— Ты хочешь сказать, дом как стоял, так и стоит на этом самом месте с 1674 года?

— Вроде того.

— И уцелел в Войну за независимость и Гражданскую войну?

— А еще выдержал две мировых войны. Мама говорит, что он пережил даже хиппи семидесятых, а от них разрушений было куда больше, чем от Шермана.

Майк перестал слушать ее. Он не знал, что задумали мать и сын Вандло, но чутье подсказывало ему, что их новая афера напрямую связана с Мерлинс-Фарм. Иначе старая ферма была бы просто не нужна Стивену. Он не собирался ремонтировать старый дом и открывать его для посещений, это ясно как день, — разве что сговорился с родными обчищать карманы посетителей.

— Так когда же мы поедем смотреть его? — спросила Сара.

— Что? — Майк очнулся от своих раздумий.

— Когда мы с тобой посмотрим твой новый дом?

— Там небезопасно. Тесс говорила, старый Брюстер Ланг не расстается с дробовиком.

Майк не желал даже близко подпускать Сару к ферме, которой стремились завладеть Вандло.

— Он зарабатывает на жизнь продажей овощей, особенно помидоров собственных сортов. Их покупает у старика моя мама. Я попрошу ее сделать так, чтобы он уехал с фермы и день нашего визита.

— И как ты намерена объяснить ей свою просьбу?

— Мне достаточно сказать, что я хочу поехать на ферму с тобой, и мама даже подвезет нас до ворот. — Сара впилась в Майка взглядом. — Значит, ты приехал сюда вовсе не для того, чтобы поссорить нас с Грегом?

Что Майку всегда удавалось, так это врать не краснея. Мало того, он умудрялся обманывать даже детекторы лжи.

— Сестрица достала меня просьбами приехать сюда, в Эдилин, и наконец подписать бумаги, а вдобавок заставила пообещать, что я буду жить в ее квартире. Я-то думал, что приеду сюда втихомолку, на следующий день все подпишу и уеду. Но я никак не ожидал застать в квартире тебя. Неужели ты считаешь, что Тесс подстроила нашу встречу? — Майку было неприятно впутывать в этот разговор сестру, но ничего другого не оставалось, если он хотел, чтобы Сара поверила ему.

— Да, — решительно заявила Сара, — так я и думаю. По-моему, Тесс созвонилась с Люком, и они все подстроили.

— Знаешь, если вдуматься, это ведь Тесс посоветовала мне пройти по старому потайному ходу, а не через дверь. — И Майк мысленно пообещал послать сестре цветы — и приложить к ним сапфиры.

— А на ферму я с тобой обязательно поеду, — жизнерадостно объявила Сара. — Мистер Ланг приезжает в город по четвергам, то есть в следующий раз — послезавтра. Как только он укатит на фермерский рынок, тут-то и появимся мы.

— Нет, тебе со мной нельзя. Мне надо…

Сара вскочила с дивана.

— Как думаешь, гребешки сгорели или еще нет? Сейчас я бы десяток съела. Тебе помочь с ужином? — И она поспешила из гостиной в кухню.

Майк смотрел ей вслед и твердо знал одно: с ним на ферму Сара не поедет. Пока он не разузнает все, что сможет, о загадочном месте под названием Мерлинс-Фарм, Сару он к нему не подпустит. В этом Майк был абсолютно уверен.

Глава 6

По дороге к Мерлинс-Фарм Майк невольно улыбался, довольный собой. Вчера вечером на протяжении всего ужина Сара приводила причины, почему она непременно должна сопровождать его в четверг, пока «мистер Ланг», как она называла старика сторожа, на фермерском рынке. Майк слушал вежливо, даже делал вид, будто обдумывает ее слова, но остался непоколебим в своем решении не подпускать Сару к старой ферме.

На всякий случай он решил сам наведаться туда днем раньше. Накануне вечером после уборки в кухне он вышел из дома, чтобы тайком позвонить Тесс. И попросить сестру придумать какой-нибудь способ назавтра выманить Ланга с фермы, чтобы можно было подробно осмотреть дом и участок, не ставя в известность Сару.

— Я позвоню Люку, — пообещала Тесс. — Если кто и способен поладить со стариком, так только он.

— Похоже, Люк подчинил себе весь город.

— Неудивительно, если владеешь таким большим домом. Впрочем, в Эдилине такое явление — наверняка пережиток Средневековья. Так, значит, ты все-таки решил заняться фермой?

— Ага! — Майк не собирался рассказывать сестре о том, что жених Сары проявляет к этой ферме подозрительный интерес. Может, это просто совпадение, а может, и зацепка, которая так нужна следствию.

Тесс пообещала все уладить и уже через десять минут перезвонила с известием, что Люк с удовольствием создаст Брюстеру Лангу столько проблем, что тот проведет вне фермы весь день. В последние несколько лет, стоило Люку затеять какой-нибудь ремонт на ферме, старик начинал слоняться за ним по пятам и так усердно сетовать на жизнь, что Люку хотелось придушить его.

Закончив разговор, Майк вернулся в дом. Свет у Сары был уже потушен, и Майк только порадовался этому: он вовсе не желал опять выслушивать объяснения и просьбы взять ее с собой. В четверг он скажет Саре, что уже осмотрел ферму, и положит конец спорам.

Сегодня утром, когда Майк встал пораньше, чтобы успеть и тренажерный зал, Люк уже был возле дома, укладывал в красный грузовичок «кавасаки мул» всевозможные инструменты.

— Вот, готовлюсь провести день со стариной Брюстером, — сообщил он, поудобнее укладывая ручной бур. — Ты уверен, что тебе нужна эта морока со старой фермой?

— Если и нужна, то меньше всего на свете. Эта идея принадлежит исключительно моей сестре.

Люк усмехнулся:

— Хочет привязать тебя, да? И сколько свиданий вслепую тебе уже назначили?

— Пока два.

— Сейчас угадаю: с Ариэль Фразьер и Кимберли Олдридж.

— С ними, с кем же еще. Скажи, в этом городе хоть у кого-нибудь есть секреты?

— У тебя их больше чем достаточно, — не раздумывая, ответил Люк.

Майк промолчал, сел в свою машину и опустил стекло.

— Может, сходим завтра в тренажерный зал вместе?

— Я уже был там вчера — или забыл? Едва продержался до конца твоей тренировки. Сорок шесть минут пыток. Нет уж, тренируйся без меня.

Майк окинул его взглядом. Рослый, крепкий Люк казался состоящим из одних мышц.

— Завтра буду готов в шесть, — наконец сдался Люк.

Отъезжая от дома, Майк пожалел, что в тренажерный зал приходится тащиться так далеко — в соседний Уильямсберг. И он задумался о том, как используется земельный участок Мерлинс-Фарм. Может быть, там хватит места для клуба боевых искусств? И ему даже удастся найти нескольких клиентов, готовых платить за уроки? После выхода в отставку ему полагается пенсия, у него есть сбережения, но источники дохода лишними не бывают.