Максимальные каникулы, стр. 1

Ознакомительная версия. Доступно 5 стр.

Мария Митрофанова

Максимальные каникулы

Очень скучный месяц жаркого лета

Зайдя в квартиру, Макс бросил рюкзак прямо в прихожей и пошел в ванну, выдираясь из пропахшей потом одежды и отбрасывая ее как ненужную шелуху. Он долго блаженствовал в воде, смывая почти недельную пыль, потом, не вытираясь, обернулся полотенцем, прошлепал в кухню, налил себя большой стакан любимого грепфрутового сока и добрел до автоответчика. Сообщений было море.

Звонили практически все члены бесконечной восьмерки. В наличии было и корректное послание от Светки Беловой, и шутовское от Рыжова, и трогательное от Даши-мышки, и романтичное от Ирочки Боковой... Все хотели встретиться.

На секунду Макс задумался, кому из ребят позвонить первому, и вдруг понял, что совершенно не хочет с ними встречаться и слушать рассказы про Кипр, Египет или нудную деревенскую жизнь. Тем более ему не хотелось видеть Бокову и выслушивать ее бредни с туманными и псевдоглубокомысленными намеками. Слишком сильно изменился Макс за последний месяц. Теперь ему стала скучна бывшая компания, а прошлые дела казались детскими и какими-то дурацкими. То ли дело его жизнь теперь!

Макс сбегал в прихожую, вывернул наизнанку рюкзак в поисках заветной кассеты, поставил свое находку в магнитофон, затем забрался с ногами в кресло, щелкнул пультом и закрыл глаза. Из колонок полилась музыка и зазвучал голос:

«Дороги в Египет уводят узором с холщевых рубах. Прости мне усталость, мне только осталось: запрет на губах...»

Слова песни разбудили память. Парнишка усмехнулся, вспомнив, как все началось...

Глава 1

Макс сидел дома и скучал. Он не помнил, кто из любимых им писателей сказал, что скука – это один из важнейших движущих факторов. Тогда, три года назад, умненький мальчик отчаянно спорил с автором, прокручивая в голове потрясающие обличительные монологи. Теперь взрослеющий юноша просто скучал, не утруждая себя поисками причин. Они и так были ему известны.

Ну в самом деле, что можно делать в жаркий летний день в городе, когда ты сидишь дома один? Читать? Надоело. Смотреть телевизор? Тот же самый ответ. Играть в компьютерные игры? Такая же фигня. Устроить вечеринку? Блестящая идея, не считая того, что все друзья разъехались.

Бездеятельность угнетала Макса, который, в общем-то, практически первый раз в своей жизни оказался предоставлен сам себе на столь долгий срок.

Позавчера пришел факс от родителей, где они сообщали, что вылетели в Мексику по весьма важному делу, поэтому присоединение к ним сына считают нецелесообразным. В своей личной приписке мама добавляла, что советует сыну воспользоваться зарезервированной для него в «Интервояже» путевкой.

Макс связался с агентом фирмы, поинтересовавшись, что это за путевка. Оказалось, что ничего особенного: стандартный детский круиз по городам Европы. Плавали, знаем. Год назад парнишка уже побывал в подобном круизе и зарекся знакомится с миром таким выхолощенным образом.

Этого мальчишку трудно было удивить. Дело в том, что родители Макса Крайца были весьма обеспеченными людьми, которые дали сыну все, что можно приобрести за деньги. Побочным эффектом хорошего воспитания и больших денег стала скука. Правильный и ответственный парень задыхался в рамках, которые сам себе и установил. А вот сломать их ему долгое время просто не приходило в голову.

Оторвал его от раздумий неожиданный звонок:

– Добрый день, можно Макса? – голос звонившего был смутно знаком.

– Я слушаю.

– Хай, Макс! Не узнал?

– Сожалею.

– Н-да... Ладно, может я и зря тебе позвонил, но скука заела. Это Кир.

Макс наконец-то узнал звонившего. Это был его одноклассник Кирилл Ханеев, с которым дружбы так и не получилось. Но сейчас его звонок неожиданно обрадовал Макса.

– О, привет, Кир! Извини, что не узнал, но я рад тебя слышать. Насчет скуки ты прав, меня она тоже достала.

– Ну вот, – огорчился Кир. – А я надеялся, что в вашей команде не знают, что это такое.

– Зато я теперь знаю. Наши все разъехались. А тебя-то как угораздило попасть в это болото?

– Тем же способом. Моя команда тоже в ауте: Джим со своей герлой махнул куда-то в горы, а Колбыч вдруг решил, что должен куда-то там поступить. Без высшего образования свет ему стал не мил.

– А Ступин?

– Ой, Макс, как будто ты не в курсе, что этот фанат мускульной силы каждое лето с дебильной от счастья рожей добровольно заключает себя в спортивный лагерь! Режим, тренировки...

– Понятно... Слушай, я тут подумал, что наше с тобой состояние можно суммировать, может, что и выйдет...

– Ну да, по принципу минус на минус? А что, вполне возможен плюс! Математики-то иногда и дело говорили...так что, я подгребаю?

– Давай, я тебя жду.

Макс повесил трубку. Неожиданный звонок Кирилла удивил его, так как не было в классе более полярных людей. Всегда подтянутый, уравновешенный Макс был воплощением всего того, что хотят видеть в подростках учителя и родители. У него и прозвище имелось соответствующее: лорд-толкователь. А вот Кир был для педагогов сущим наказанием. Эпатажный внешний вид парня дополнял злой и острый язык, доводивший до слез и бешенства не только девчонок, но и преподавателей с не слишком твердым характером.

Максу показалось интересным посмотреть, что получится из их совместного времяпрепровождение. Полгода назад он уже имел опыт плотного общения с Ханеевым и знал, что голова у этого парня работает нестандартно, рожая иногда сногсшибательные идеи.

А вот Хана заставило взяться за трубку немного другое. В ту знаменательную встречу Нового года взрослеющий мальчик много чего пережил. Первая любовь, предательство, к сожалению не первое... А еще осознание того, что он может быть нужен другим, тем кого никогда не принимал в расчет...

...Звонок издал приятную не раздражающую трель. Макс открыл дверь. На пороге стоял Кирилл в кожаном жилете на голое тело и вылинявших до белизны джинсах. Прядь длинных волос прилипла ко лбу.

– Слушай, на улице душегубка полная, можно в душ?

– Вперед.

Кир, нисколько не смущаясь, протопал в ванную, сбрасывая на ходу одежду и обувь. Макса слегка покоробила такая небрежность, но пока он смолчал. Через несколько минут Ханеев появился из ванной, обернув полотенце вокруг бедер. По его длинным волосам стекала вода, оставляя на ковровом покрытии пола неопрятные лужи.

– Что не так? – спросил Кир, заметив гримасу хозяина квартиры.

– Лужи, – так же коротко ответил Макс.

– И что?

– Не люблю грязь.

– Да брось, вода ж чистая!

– Все равно не люблю.

– Слушай, Макс, – протянул Кир прищурившись. – Тебе не надоело быть таким?

– Каким?

– Соответственным.

– В смысле?

– Ты вообще живой? – Кир заметно начал горячиться. – Как ты можешь всю жизнь жить по струночке! Я бы свихнулся! Нельзя же всегда делать то, что от тебя хотят! Есть же у тебя свои собственные желания?

– Мои желания соответствуют... – Макс осекся.

– Вот-вот, – торжествующе ткнул в него пальцем Кир. – Не надоело?

– А что ты предлагаешь?

– Слушай, Макс, какого черта? Давай пожрем для начала, а?

– Ну давай... А дальше то что?

– Да придумаем, замутим чего-нибудь... А пока тащи жратву!

– Куда тащить-то? – изумился Макс.

– Сюда тащи, а я пока пороюсь в твоих дисках.

– Поройся... Но, Кирилл, для еды существует столовая, или, если уж совсем лень, то можно на кухне.

Ханеев на мгновение застыл с диском в руках.

– Слушай, Макс, так у нас ничего не выйдет. По твоим правилам я жить не хочу, проще сразу удавиться. Неужели тебе не хочется попробовать сыграть в мою игру?

Макс задумчиво поправил очки, немного помолчал, а затем выдал:

– Кирилл, возможно в твоих словах и есть рациональное зерно, но я пока плохо понимаю, почему для твоей игры необходимо устраивать свинарник?