Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

В поисках наслаждений, стр. 24

Загрузка...

Кейт потянулась рукой к ящичку и достала вибратор, ощущая томительную тяжесть внизу живота и в груди. Вновь вытянувшись на спине, она сжала ноги и почувствовала, как по ним потек сок.

Перед ее мысленным взором вспыхнули и заплясали красочные картины и образы: Питер, лежащий на кровати со стоящим фаллосом; Джерард, стягивающий темным шелковым платком ей глаза; Том, засаживающий ей пенис; Памела, улыбающаяся своей загадочной улыбкой.

Рука Кейт непроизвольно сжала вибратор, ноги раскинулись и согнулись в коленках. Она повернула колечко в основании прибора и нажала кнопочку. Вибратор заработал, издавая тихое жужжание и сообщая вибрацию предплечью. Кейт медленно поднесла пластиковый пенис к влагалищу и протолкнула его туда. Из груди вырвался восторженный крик, клитор затрепетал.

На кушетке возникла, соткавшись из мрака, Памела, одетая в черный атласный купальник, точно такой же, какой был на Марианне, и в чулки на подтяжках. Ее длинные волосы разметались по плечам, она насмешливо усмехалась, глядя Кейт в глаза.

— Ты это мечтала увидеть? — громко произнесла Кейт, дрожа от вожделения, и, выпятив груди, просунула вибратор глубже в лоно. Свободной рукой она стиснула грудь, так что лицо ее перекосилось от боли. Но вскоре боль сменилась наслаждением.

Кейт расслабилась и предалась рукоблудию, стремясь ускорить наступление оргазма. Промежность ее стала мокрой.

Ей вспомнился Джерард, и стало жарко, пульсация возникла даже в заднем проходе, стенки влагалища сжались, втягивая искусственный фаллос.

Воображаемая Памела вскочила, и оказалось, что она высокого роста. Поставив ногу на край кровати, брюнетка принялась скатывать чулок, затем повторила то же самое с другим и сбросила чулки на пол. Потом она наклонилась, демонстрируя Кейт свою промежность, блестящую от полового секрета. На Кейт пахнуло характерным запахом, она застонала и воскликнула:

По телу растеклось блаженство. Кейт отпустила грудь и принялась тереть клитор, мокрый и скользкий, безымянным пальчиком. Влагалище судорожно подергивалось, требуя к себе внимания, сок обильно тек по ногам. Кейт совсем разомлела.

Памела опустилась на колени рядом с кроватью и, наклонившись, стала сосать Кейт грудь, поглаживая рукой ее лобок.

— Нет! — пронзительно вскрикнула Кейт.

Но шаловливая брюнетка продолжала теребить курчавые волосики на ее лобке и поглаживать ее наружные половые губы.

— Хорошо! — выдохнула Кейт и стиснула клитор пальчиками. Срамные губы раскрылись, потом вновь резко сжались, плотнее сдавив вибратор. Дрожь распространилась по ее ягодицам и ногам.

— Еще! — прошептала она. — Вот так хорошо!

Ощущения нарастали, становясь все ярче и богаче. Вибрация растеклась по ее ногам и рукам, животу и груди. Кейт раскрыла рот и часто задышала. Оргазм стремительно приближался, страсть переросла в экстаз, все замелькало у нее перед глазами.

Она принялась ожесточенно мастурбировать, все глубже пропихивая вибратор в лоно. Клитор дрожал, словно камертон, от его вибрации у Кейт зазвенело в ушах. Она закинула голову и шумно задышала. В анусе вспыхнул пожар.

— Еще! — прохрипела она, проклиная себя за бездарно потраченные годы воздержания — постные, скучные, бесцветные и унылые. Какие яркие, красочные впечатления она безвозвратно упустила, сколько удовольствия недополучила. Но отныне все будет иначе!

Организм не хотел больше терпеть, в нем что-то лопнуло — и шквал оргазма захлестнул Кейт, мгновенно распространившись от клитора до кончиков пальцев. Она всадила вибратор в себя до упора, стиснула ноги, и волна неописуемого удовольствия пробежала по телу. Внутри у Кейт все бурлило, пузырилось, искрилось и переливалось. Она замотала головой и что-то закричала в полный Когда она наконец успокоилась, то раздвинула ноги и вытянула из влагалища мокрый вибратор. Все еще жмурясь от удовольствия, словно сытая кошка, Кейт свернулась в клубочек и тотчас же уснула.

Глава 8

Бар в отеле «Карлтон» был отделан в шикарном современном стиле: пол устлан черным ковровым покрытием, диваны обтянуты кожей, подлокотники и ножки стульев хромированы, столешницы изготовлены из толстого стекла, а барная стойка, выполненная в форме причудливой загогулины, сделана из нержавеющей стали. По всей ее длине были расставлены высокие стулья.

Едва лишь Кейт вошла в бар, к ней подлетел метрдотель и любезно осведомился, не может ли он ей помочь.

— У меня назначена здесь встреча!

— Желаете присесть за отдельный столик или за стойку?

— Желательно за столик.

— Следуйте за мной! — Метрдотель повел ее через весь зал к угловому столику. Джаз-банд исполнял пьесу «Туманно».

— Что будете пить?

— Пожалуйста, бокал шампанского!

— Да, мадам. — Метрдотель отошел.

Кейт огляделась: большинство столиков было занято мужскими компаниями, но кое-где сидели и дамы. Вдоль стен тянулись большие зеркала, многократно отражающие зал.

Официант в белом льняном смокинге с золочеными эполетами вскоре подал бокал охлажденного шампанского и тарелочку с фисташками.

— Благодарю вас, — сказала Кейт.

— Всегда к вашим услугам, мадам, — ответил официант.

Она проводила его взглядом до бара и посмотрела на часы: было без десяти минут восемь. Кейт специально пришла пораньше, чтобы взглянуть на Памелу, когда она войдет в зал, и иметь возможность незаметно уйти, допив шампанское, если брюнетка ей почему-либо не понравится.

Кейт пригубила шампанское и покосилась на двух женщин, о чем-то шепчущихся за соседним столиком. Одетые в черные костюмы, они выглядели так, словно бы зашли сюда после работы.

Кейт попыталась расслабиться, потянулась, расправила плечи и прислонилась к спинке стула, стараясь выглядеть непринужденно и беззаботно. Она надела облегающее красное платье из джерси, купленное два дня назад, с глубоким вырезом на груди и с короткой юбкой. Этот самый смелый наряд из всех, которые она когда-либо покупала, вполне соответствовал ее настроению и планам. Он нравился ей самой и, как ей казалось, должен был понравиться Памеле.

Боже, что она делает? Неужели дожидается в баре незнакомую женщину, чтобы улечься с ней в постель? Скажи ей кто-то три недели назад, что она вскоре станет лесбиянкой, Кейт назвала бы этого человека сумасшедшим.

Как ни странно, она не испытывала ни волнения, ни тревоги. Пожалуй, она была слегка возбуждена, как тогда, перед памятной ей встречей с Питером и Марианной.

— Извините, — вывел Кейт из размышлений мужской голос.

Она с недоумением взглянула на подошедшего незнакомца в модном темно-синем костюме, белой шелковой сорочке и голубом фирменном галстуке. Его начищенные до зеркального блеска черные полуботинки выглядели так, словно были сделаны вручную на заказ.

— Вы Анабелла Хармсуорт?

— Нет, вы ошиблись, — ответила Кейт, глядя в ледяные синие глаза высокого блондина.

— Ах, какая жалость! Я вас с ней перепутал, вы очень похожи, — сказал он. — Впрочем, если хотите, мы могли бы что-нибудь вместе выпить.

— У меня здесь назначена встреча, я не могу. Впрочем, вы ведь тоже пришли сюда не ради меня? — съязвила Кейт.

— Разумеется, вы правы. Но мне подумалось, что это было бы славно.

— Как-нибудь в другой раз, — улыбнулась Кейт.

— Ловлю вас на слове. Вот! — Блондин протянул ей свою визитную карточку. — Позвоните мне, когда вам будет удобно.

— Как это мило с вашей стороны, — съерничала Кейт.

— Вы очень красивы! Вам это уже говорили? — не унимался незнакомец.

— Неужели? — кокетливо прищурилась Кейт.

Мужчина улыбнулся и, кивнув, отошел, чтобы поприветствовать девушку, только что вошедшую в бар, — должно быть, он увидел ее отражение в зеркале. Кейт с интересом наблюдала, как блондин взял ее под руку и, проводив к барной стойке, помог ей сесть на высокий стул. Юбка девицы задралась, обнажив до бедер ее стройные ножки. Блондин окинул их сладострастным взглядом.

Кейт положила его визитную карточку на столик, даже не взглянув на нее, и посмотрела на настенные часы: они показывали восемь часов. Спустя пять минут появилась Памела, ее невозможно было не узнать: роскошные иссиня-чер-ные волосы струились по оголенным плечам. Она была в обтягивающем черном кружевном платье и блестящих черных колготках. Сквозь кружева на груди просвечивал черный атласный бюстгальтер. На ногах у нее были ботиночки на высоких каблучках, отделанных серебряной фольгой.