загрузка...

Это письмо Кейт прочитала дважды. Оно так взволновало ее, что ей захотелось выпить холодного вина. Наполнив бокал и сделав глоток-другой, Кейт вернулась к столу и, распечатав еще один конверт, прочла: «Незнакомка! Я хочу описать, что мне хотелось бы с тобой сделать. Поэтому лучше возьми письмо с собой в постель, разумеется, предварительно раздевшись. Итак, ляг на спину. Легла? Отлично! Теперь взгляни на снимок. Я иду к тебе, сжимая член в кулаке. Но сразу я тебе его не дам. Сначала я потрусь им о твое тело. Затем пососу твои груди. Потом я оближу твой маленький клитор и просуну язык в твою письку. И лишь когда я все это проделаю, лишь когда терпение твое будет на пределе, я оближу твою попку и задний проход. Ты уже хочешь меня? Тогда представь, что я позволил тебе делать все, о чем ты мечтаешь. И лишь после этого я медленно, очень медленно засажу свой толстый петушок тебе между ног.

Ты завелась, малышка? Уже играешь пальчиком сама с собой? Продолжай, шалунья! Не стесняйся, проказница! И представь, как сладко тебе станет, когда я кончу в тебя или же тебе на животик. Позвони мне, дорогая, не мучь себя. Анджело».

На приложенной к письму фотографии был запечатлен тридцатилетний брюнет со смуглым лицом в модном костюме итальянского стиля. Подбородок и щеки его покрывала суточная щетина. По внутренней стороне бедер у Кейт потек сок. Охладив пыл вином, она вскрыла оставшиеся письма, прочитала их и выбросила в мусорную корзину.

Ей захотелось смыть наваждение душем, она поднялась в ванную, разделась и посмотрела в зеркало: соски грудей набухли и встали торчком. Результаты публикации объявления в газете превзошли ее ожидания, значит, она не зря тщательно обдумывала текст. И если раньше ее привлекал грубый секс, то встреча с Томом стала новым этапом ее изысканий, пробудила в ней интерес к разнообразию. Отклики на ее призыв являли собой широкий ассортимент плотских утех, оставалось только сделать выбор.

Где-то в ее подсознании промелькнула мысль, что спокойнее вновь зажить по-прежнему, как до роковой встречи с Дунканом. Кейт встала под душ, но его тугие струи уже не могли смыть похотливые томления ее плоти. Нет, она не остановится на полпути!

Глава 5

Это был один из самых шикарных ресторанов Лондона. Просторный зал с высокими сводчатыми потолками, шторы с кистями и рюшами на створчатых окнах, выходящих в сад, розовые льняные скатерти на столах, вазы с белыми розами, подсвечники, сверкающие отблески пламени свечей в хрустальных бокалах и на столовом серебре — все наглядно свидетельствовало об этом. Метрдотель сопроводил их к столу, им немедленно подали розовое шампанское «Дом Перинь-он» с черной икрой на блинчиках, паштетом и жюльенами.

Кейт убедилась, что не напрасно надела лучший наряд: сидевшие за соседними столиками дамы щеголяли в платьях от Сен-Лорана и Шанель. Но ее изящное черное платье от Гуччи могло с ними конкурировать благодаря оригинальному асимметричному вороту и разрезу на юбке до половины бедра. Тонкий шелк ласкал кожу, кр'ой позволял продемонстрировать все достоинства фигуры Кейт. Черные замшевые туфли на шпильках, серебряный обруч на шее и густо-вишневая помада завершали ансамбль.

Джерард остался доволен ее сексуальным обликом. В дополнение к закускам он заказал устриц и филе камбалы с креветками. Выбирая по карте вино к основному блюду, он приятным баритоном спросил:

— Надеюсь, Кейт, ты не считаешь, что я шикую, чтобы пустить тебе пыль в глаза? Я просто выполняю условия твоего объявления и стараюсь вести себя как и подобает истинному любовнику, а не приятелю.

Он очаровательно улыбнулся, отчего стал даже симпатичнее, чем выглядел на фотографии. На нем был безукоризненный костюм, шелковая сорочка и изящные туфли; на запястье левой руки — часы «Патек Филип», а на мизинце — золотой перстень. Глаза его светились умом. В них было что-то завораживающее, демоническое. Кейт то и дело поеживалась и елозила на стуле, чувствуя, как увлажняется промежность.

— Здесь довольно мило, — сказала она. — Я всем удовлетворена.

— Приятно это слышать. Любопытно, почему ты особо отметила, что не ищешь друга?

— Причина слишком личная, чтобы много о ней говорить. Я объясню ее суть. Видишь ли, Джерард, преуспев по службе, я потерпела крах в браке. Раньше я уделяла чересчур много времени карьере, а сейчас хочу расслабиться, не связывая себя никакими обязательствами.

— Вполне разумное решение.

— Ты полагаешь? Меньше всего мне хотелось бы теперь следовать доводам рассудка. Я жила разумом с юных лет, и мне такая жизнь наскучила.

— А чем ты занимаешься, если не секрет?

— Работаю в юридической компании. А ты, Джерард?

— Торгую всем понемножку. Импорт, экспорт и так далее…

— Кажется, это весьма доходное занятие. Ты преуспеваешь.

Официант подал им на большой тарелке устриц, обсыпанных колотым льдом, и вазочку с лимонами. Выдавливая из них сок на устриц, Джерард поинтересовался:

— А как у тебя дела по части секса?

— В каком смысле?

— В прямом! Как ты к нему относишься, что предпочитаешь?

— Признаться, до последнего времени секс оставался для меня второстепенным делом. Я получала от него наслаждение, но не уделяла ему должного внимания, не понимала, как много я теряю, пока…

— Продолжай, пожалуйста! — оживился собеседник. Прежде чем ответить, Кейт проглотила две устрицы, заев их ломтиком ржаного хлеба.

— Недавно я познакомилась с мужчиной, который разбередил дремавшие во мне доселе чувства, — призналась она.

— И что же произошло потом?

— Что ты имеешь в виду?

— Как правило, мужчина, пробудивший в женщине страсть, может рассчитывать на ее привязанность.

— Это так. Но он оказался женатым человеком, а с такими я не встречаюсь. Он обманул меня в первый раз, чтобы я согласилась вступить с ним в половую связь. Продолжения, однако, не последовало, я этого не захотела.

— И ты решила дать объявление в газете?

— Именно так. А теперь я хочу побольше о тебе узнать. Полагаю, ты не в первый раз встречаешься с женщиной по объявлению?

— Да, это удобный способ познакомиться с женщиной, разделяющей мои взгляды на секс. — Джерард улыбнулся, обнажив ровные белые зубы — плод усилий хорошо оплачиваемого стоматолога. — Должен признаться, что они далеко не примитивны.

— Вот как? — Кейт удивленно вскинула бровь. — Поясни!

— У меня весьма богатое воображение, и я обожаю давать ему волю.

— Я, кажется, не до конца тебя понимаю.

— Как я намекал в своем письме, секс полностью зависит от работы мозга. Удовольствие нам доставляет не столько сам половой акт, сколько сопутствующие ему обстоятельства, окружающая обстановка. Или же новый опыт. Но я не подразумеваю разнообразные позы, как в «Камасутре», это чистая геометрия. — Джерард рассмеялся.

— Ты не находишь, что постоянная связь способна дать тебе богатую пищу для сексуальных фантазий?

— Дело в том, Кейт, что, вступая в контакт с незнакомкой, мужчина освобождается от предубеждений и предрассудков. Совершенно иначе он чувствует себя, когда хорошо знает склонности и привычки своей давней подруги. Это лишает его ощущения новизны, мешает ему импрови-зировать, действовать по наитию, спонтанно, что особенно важно в сексе. И рубрика объявлений «Родственные души» меня очень выручает в этом плане.

— Понятно. — Кейт испытала схожее ощущение свободы и раскованности, когда встретилась с Томом. Она сделала глоток шампанского и взглянула Джерарду в глаза. Небесно-голубые и холодные, они смотрели на нее отчужденно, будто бы обратившись внутрь. От такого мужчины можно было ожидать чего угодно, и это приводило Кейт в восторг.

Покончив с устрицами, они переключились на жареную камбалу, и разговор перешел на общие темы. От десерта Кейт отказалась. Когда официант убрал грязную посуду и они остались одни, Джерард наклонился и накрыл ладонями ее руки.

— Ты очень красивая, моя дорогая!

— Благодарю!