Расстрельная команда, стр. 1

загрузка...

Олег Алкаев

Расстрельная команда

Предисловие

Недавно в России издана книга «Расстрельная команда», автором которой является Олег Алкаев, возглавлявший в течение пяти лет самое главное карательное подразделение МВД Беларуси — «расстрельную команду», группу по приведению в исполнение смертных приговоров. Кроме того, Олег Алкаев является одним из главных свидетелей по делу громких исчезновений в нашей стране.

Книга Олега Алкаева «Расстрельная команда» — это не просто записки очевидца или рассказ о пенитенциарной системе Беларуси. Эта книга — уникальный документ, первый современный документ о процедуре смертной казни, автор которого двадцать семь лет проработал в органах исполнения наказаний и пять их них руководил группой по приведению в исполнение смертных приговоров.

Изложение материала в книге построено в форме ответов на вопросы, составленные одним журналистом, поскольку Олег Алкаев, получив предложение высказать свой взгляд на белорусские события, впервые решил не доверять свои мысли журналистским комментариям, а написать сам. Как отметил автор, сейчас в Беларуси такие нравственные категории как ложь, лицемерие, цинизм возведены в ранг официальной, государственной политики, поэтому повышается значимость каждого слова, каждой запятой, ибо неверно истолкованная фраза становится опаснее пули.

Его свидетельства проливают свет на многие вопросы, касающиеся тюремного быта, взаимоотношений администрации исправительных учреждений с заключенными, писаные и неписаные лагерные законы и традиции — все, что касается пребывания людей за колючей проволокой. Кроме того, Олег Алкаев лично знаком с высшими должностными лицами страны, силовых ведомств и, только находясь в вынужденной эмиграции, он смог рассказать правду о тех событиях, свидетелем которых непосредственно являлся. У него нет прямых улик, указывающих на виновных в похищении и уничтожении известных деятелей белорусской оппозиции, но есть факты, свидетельствующие о преступной деятельности высших должностных лиц республики.

Описывая хронику событий 1999 года, Олег Алкаев указывает и на причину, по которой молчат те, кому известно если не все, то очень многое, что может пролить свет на тайну исчезновения политических противников Лукашенко. Эта причина — страх: «Страх, порожденный еще большим страхом, поскольку „всенародно избранный“ президент Лукашенко сам очень боится. Боится расплаты за содеянное. И вполне обоснованно. Именно страх перед расплатой заставляет его идти на такие непопулярные меры, как продление президентских полномочий. Именно страх толкает его на унизительные реверансы в сторону президента России. Да и не только его одного. Именно страх заставляет его верещать на весь мир об отцовской любви к генералам, которых он давно и искренне ненавидит и опасается. И, конечно, давно бы откупился их головами, если бы не боялся при этом потерять свою. Страх заставляет терпеть их присутствие во власти, ибо настолько крепко держат они его за глотку, настолько он уязвим для шантажа, что переход любого силовика в стан оппозиции делает его абсолютно голым и беззащитным».

Можно ли бесконечно жить в страхе? Или держать в подчинении целую страну? Каждый должен ответить на эти вопросы сам. В предисловии к изданию автор «Расстрельной команды» отмечает, что в итоге хотел получить почти официальный документ, который при необходимости можно будет использовать как протокол допроса и приобщить к соответствующему уголовному делу. Действительно, те преступления, которые совершила власть в отношении своих политических противников, заслуживают соответствующего наказания — наказания по всем статьям. Рано или поздно, но уголовное дело будет возбуждено, и никакое раскаяние не сможет оправдать жестокость и цинизм власти, правда, в вероятность подобного покаяния и не верится.

Ян Стэфанчук

От автора

Идея написания этой книги возникла у меня сравнительно недавно, уже после вынужденной эмиграции в Германию. Причин тому несколько. Прежде всего, многих моих новых знакомых, особенно среди журналистов, очень интересуют вопросы жизнедеятельности системы исполнения наказания — тюрем, следственных изоляторов и колоний — как в советские времена, так и в последние годы. В частности, взаимоотношения администрации исправительных учреждений с заключенными, образ жизни лиц, лишенных свободы, их нравы и особенности поведения, тюремная «иерархия», писаные и неписаные «лагерные» законы и традиции, а так же многие другие условия и обстоятельства пребывания людей за колючей проволокой. В общем, их интересует та подводная часть «гулаговского айсберга», которая в силу существующего дефицита достоверных сведений крайне редко освещается средствами массовой информации. Объектом особо повышенного интереса является тема, связанная с процедурой исполнения смертных приговоров. Вокруг этого сверх секретного мероприятия крутится столько легенд, домыслов и откровенных сплетен, что они поражают даже мое воображение, бывшего сотрудника МВД, в течение пяти лет возглавлявшего самое главное карательное подразделение МВД Белоруссии — «расстрельную команду» — группу по приведению в исполнение смертных приговоров.

Поэтому, чтобы не распыляться на разрозненные, бессистемные рассказы, не повторяться и не запутаться самому в «лабиринтах» прошлых событий, я расскажу о пенитенциарной системе с учетом своего двадцатисемилетнего опыта службы в органах исполнения наказания.

Кроме того, ранее в отечественных и зарубежных средствах массовой информации я неоднократно делал различные заявления относительно политических событий, происходивших в Белоруссии при президенте Лукашенко, и неоднократно давал подробные объяснения по фактам преступной деятельности высших должностных лиц республики, подозреваемых в похищении и уничтожении известных деятелей белорусской оппозиции: Ю.Захаренко, В.Гончара, А.Красовского и оператора российского телеканала ОРТ Д.Завадского. Я не отказываюсь ни от одного из ранее произнесенных мною слов, даже в тех случаях, когда они были безжалостно искажены и несли совсем другой, порой обратный смысл. Пусть это останется на совести тех людей, которые это сделали, хотя прощать я никому ничего не намерен. Однако, возвращаясь к истории всех публикаций, в которых упоминалось моё имя, я хочу специально отметить, что все они были записаны с моих устных слов и попадали в печать уже с примесью авторской фантазии. А порой и злого умысла, нацеленного на умышленное искажение истины. Делалось это в угоду политической конъюнктуре, а точнее — действующей власти. О наиболее ретивых авторах я обязательно упомяну и разъясню побудительные причины их писательского зуда и журналистского рвения.

В последнее время до предела обострилось противостояние действующей власти и оппозиции. Вновь на пик правовой аргументации преступности режима Лукашенко вознесена тема похищения и уничтожения политических оппонентов. В этих условиях такие нравственные категории, как ложь, лицемерие, цинизм, ранее характерные для поведения лишь отдельных белорусских чиновников, теперь возведены в ранг официальной, государственной политики. В такой непростой обстановке повышается значимость каждого слова, каждой запятой, так как неверно истолкованная фраза становится опаснее пули. В связи с этим, получив предложение высказать свой взгляд на события, происходящие в Белоруссии, я впервые решил не доверять свои мысли журналистским комментариям, а изложить их самостоятельно в письменном виде.

Я долго думал, каким образом лучше изложить свои мысли, чтобы, не потеряв логической нити, довести до читателя смысл сказанных мною слов. И решил, что будет проще для меня и понятнее для других, если способ изложения моего материала будет построен в форме ответов на вопросы, которые составит для меня один известный журналист. В итоге должен получиться почти официальный документ, который при необходимости можно вполне использовать как протокол допроса и приобщить к соответствующему уголовному делу.

Загрузка...