Байки из "Сервера", стр. 1

Сергей Владимирович Чекмаев

Байки из "Сервера"

Про рыбацкие и охотничьи байки знают все. Это когда собираются в пивнушке лысеющие мужики в болотных сапогах и камуфляже, и начинают, размахивая руками, хвастать друг перед другом несуществующими трофеями.

«А у меня во-о-от такая щука вчера сорвалась! Веришь?»

«Я зайца подстрелил на прошлой неделе. Не поверишь – размером с дога. Жаль ушел, зараза. Что б мне, если вру!»

Добыть невиданного зверя как обычно помешали некие досадные обстоятельства. А то бы я..! У-ух!

Профессиональные истории есть у врачей и ветеринаров, да такие, что кровь в жилах стынет. На ночь лучше не слушать. Один звериный доктор из Англии насобирал сказок на целую книжку, и даже не одну. Теперь сидит, стрижет купоны.

Но мало кто слышал, что свои байки есть у компьютерщиков, программистов и сисадминов. Нет, анекдотов и веселых прикольчиков хватает и в ФИДО, и в интернете, но разве жизнь не научила нас тому, что в реальности, бывает, происходят такие невероятные события, какие и фантасты не придумают?

Итак, представим.

Пивной бар, оформленный в техностиле. Назовем его как-нибудь незатейливо, скажем,

«Килобайт». Или «Сервер». Приглушенный неоновый свет, на стенах материнские платы, сгоревшие видеокарты, распотрошенные винчестеры. Барная стойка опирается на десяток старых корпусов, подставки для пива, ясное дело, выполнены в виде поддонов CD-привода.

Пятница. Вечер. Рабочий день закончен. «Сервер» хоть и не набит под завязку, но, в общем, почти полон: сисадмины из ближайших офисных зданий, гарантийщики небольшой компьютерной фирмы, пара программистов и компьютерный мастер по вызову, этакий «свободный охотник». На заднем плане тихо-тихо бубнит ди-джей новомодной радиостанции, изредка прерываемый музыкой.

Плоский телевизор над стойкой мельтешит клипами, звук у него выключен. Мультяшный попсовый видеоряд абсолютно не совпадает с энергичным рейвом из приемника, но на это, кажется, всем наплевать. Молчаливый бармен ловко мечет на стол пузатые пивные стаканы, по три-четыре за раз.

А посетители просто расслабляются после трудового дня, непрерывный гул голосов, в котором невозможно разобрать отдельные слова, вместе с сигаретным дымом висит под потолком.

Но мы здесь не за этим. Дороговато, да и выбор пива оставляет желать лучшего. Всего двенадцать сортов – какая нищета! Впрочем, вон за тем столом намечается что-то интересное. Подсядем поближе…

Вы, наверное, хотите знать, с чего все началось?

Во всем виноват, конечно, бармен. Он хоть и выглядит нахмуренным букой, на самом деле – изрядный шутник. Но такой… ситуационный. Одна из кабинок туалета, например, с секретом.

Снаружи выглядит, как вполне обычная дверь, рядом еще три такие же. Но упившегося пивом посетителя, что неожиданно ощутил вполне конкретные позывы, ждет сюрприз – рванув дверь, он, к собственному удивлению, чаще всего неприятному, натыкается на глухую кирпичную стену.

Настоящую, плотную, без единого просвета. Хорошо хоть за соседними дверьми можно найти то, что ожидаешь, а не яму с цементом, скажем.

Барменская придумка. Вполне в его стиле.

А над стойкой висит портрет борца Александра Карелина, того доброго дяденьки с насупленными бровями, которому в принципе и драться-то на ковре не обязательно. Достаточно просто выйти и улыбнуться – соперники сдаются без боя. Под портретом красноречивая надпись: «Подходим тихо, просим вежливо, уходим быстро».

Говорят, такие плакаты раньше часто встречались в гарантийных отделах. Не отвлекайте, мол, нас по пустякам.

– О, – сказал Олег, сервис-инженер «Альфа-комп». – У нас такой висел.

Частный мастер-одиночка (его зовут Павел, он немного заикается на некоторых согласных, поэтому, представляясь, говорит «Пав-вел») ухмыльнулся.

– Помню-помню. Но это еще цветочки, в «Олимпе» г-года четыре я видал объявление покруче.

Надпись «К-клиент всегда прав» крест-накрест зачеркнута красным, а под ней красивой такой вязью выведено: «г-гарантийный отдел всегда прав, клиент может быть прав иногда». А п-потом какой-то умник дописал: «Но надеяться на это глупо».

– Да уж, – сказал гарантийщик постарше, здесь все называют его уважительно, по имени-отчеству – Степан Алексеевич. Или просто Алексеич. – Жаль, что пришлось снять. Клиенты иногда такие номера откалывают, что хоть прямо сейчас в газету посылай.

И тут началось. Сначала все шло вполне мирно – сисадмины, сервис-инженеры и Павел жаловались друг другу на непослушных клиентов, имеющих наглость что-то требовать. Ну а потом… то ли разогретые пивом, то ли защищая честь своей нелегкой профессии… поспорили, в общем. По типу тех самых охотничьих баек. Только не о чудо-рыбе и не о зайце-гиганте шла речь, а о невероятных претензиях собственных клиентов.

Где пиво – там и пари, не зря же Гинесс свою пресловутую книгу в пабе придумал. Вот и наши решили посоревноваться. Договорились так: победит автор самой удивительной и, конечно, самой невозможной история. А в качестве приза все остальные по разу угостят его нефильтрованным. Да и нам с вами повезло – нас, как людей независимых и беспристрастных, пригласили в арбитры.

Послушаем?

*****

Первым взялся рассказывать Олег.

– Дело было лет этак пять назад, а то и больше. Еще можно было на свалках или среди списанного барахла бывших НИИ найти древние машины со старыми корпусами. Иногда такие тачки привозили к нам на модернизацию. Мучений с ними не оберешься. Но постепенно поток рухляди сходил на нет, и мы уже надеялись вздохнуть посвободнее. И вот однажды некий деятель купил у нас маму. Новую, под самый последний по тем временам тип проца – не помню уж, то ли второй «пень», то ли Дурон.

Степан Алексеевич рассмеялся:

– Да-да, помню его. Оригинал, каких мало.

– Именно, что оригинал, – кивнул Олег. – Уникум просто. И буквально через пару дней он звонит к нам в гарантийку и, пыхая гневом, начинает вопить. Как же так, мол, новенькая мать, он за нее кучу денег отдал, последние наскреб. А она отказывается работать! Бардак, позор, кошмар! Верните деньги! Приплатите за моральный ущерб! И так далее. Кипит, плюется огнем, грозит Защитой прав потребителя, милицией, налоговой и чуть ли не судом Гаагского трибунала. Ну, дождался я, пока он более-менее поутих, ласково успокоил товарища – гарантия, говорю, у вас есть, привозите к нам.

Посмотрим, проверим, и если действительно не работает – обменяем или вернем деньги. Все по закону.

На следующий день он приезжает. В глазах – огонь, мысль в мозгу только одна: лечь костьми, но не дать себя обмануть! Достает плату, демонстративно протягивает мне, держа двумя пальцами, как гнилушку какую:

– Вот! Не работает!

И весь напрягся. Чувствую, готов скандалить. А у меня настроение в тот день было хорошее, лето, помню, за окном, вечером на пляж собирались. И я ему кротко так отвечаю:

– Хорошо, сейчас проверим.

Дело за малым – кладу маму на стенд, проц, память добавил, питало подключил, видюшку воткнул. Настроил. Включаю…

– Р-работает? – спросил Павел.

– Именно. Как часики. Я недоуменно оглядываюсь на уникума: в чем проблема, мол? А он рукой машет. «А-а, – говорит, – лежа она и у меня работает». Что прикажете с ним делать? Пожал я плечами, притащил корпус, воткнул маму вертикально. Подключаю… опять работает. И тут оригинал заявляет: «Да что вы возитесь! В обычных положениях все нормально. Вы, – говорит, – попробуйте ее под 45 градусов поставить!». Вот-вот и у меня брови, также как у вас поднялись.

Зачем, мол? Но вопросы при себе оставил, свинтил маму с корпуса, вернул на стенд, наклонил, подпер коробкой от хьюлеттовского картриджа. И знаете, что я вам скажу, мужики? Действительно не запускается!

– Вот! – радостно вопит уникум. – Видите!! Не работает!