Беспокойная любовь, стр. 5

Он положил трубку. Юлиана невидящими глазами уставилась на телефон, размышляя, как расценить полную индифферентность Блейка к ее шпильке, что у нее появился другой мужчина. А что если бы это было правдой?

Неужели ему безразлично? А может, это оттого, что ему и самому не приходится скучать во время деловых поездок?

У нее никогда прежде не возникало даже мысли о его неверности, а сейчас непонятное чувство ревности вдруг стало раздирать ее на части. Она представила, как он ласкает другую женщину, а потом, распаленный, входит в нее…

От такой картины ей стало не по себе. Но она тут же взяла себя в руки и направила свои мысли в более трезвое русло.

Во время своих командировок Блейк ни разу не дал повода для малейших сомнений. Да и откуда им появиться, когда все его помощники — особы мужского пола, а его любимым, верным Пятницей всегда был и остается Стюарт.

Пусть он звонит не каждый день, как заведено в других семьях. Пусть не привозит подарков, чтобы показать, что и вдалеке не забывает о ней, — она знает причину. Зато по возвращении Блейк всегда настолько пылок, страстен и жаден до ласк, что надо быть совсем бесчувственной, чтобы не понять, как он соскучился. А то, что в течение недели, а иногда и дольше мы не пропускаем ни одной ночи? Неужели это совместимо с тем, что у него на стороне есть кто-то еще? Да конечно же нет! — убеждала себя Юлиана. Его не задели твои глупости лишь только потому, что он уверен в тебе, как и ты в нем… была до сегодняшнего дня.

Она на минутку задумалась над тем, как же это тяжело, когда чувства захлестывают разум. Теперь-то уж ей вполне понятна причина неприязни Бланка к этому мазохизму эмоций. Любовь делает человека уязвимым, иррациональным, склонным паниковать по любому поводу. Особенно если любовь — безответная.

Кофеварка щелкнула и отключилась. Юлиана совсем забыла о кофе. Она мельком взглянула на часы на стене. Десять минут девятого. Блейк будет здесь уже меньше чем через час.

Юлиане снова стало не по себе. Что же делать?

Может, действительно принять душ, как он предложил? Хотя бы для того, чтобы привести себя в норму и хоть немного успокоиться.

Юлиана медленно побрела из гостиной в большой вестибюль, откуда во всей своей красе полукругом открывалась лестница с искусно сделанными узорчатыми перилами. Она задержалась на первой ступеньке и внезапно перенеслась в мыслях на много лет назад, когда впервые вступила в этот дом…

Мог ли кто-нибудь тогда предвидеть, что маленькая девочка с огромными глазами, полными восхищения и благоговейного страха, разглядывавшая богатое убранство дворца Престонов, однажды станет полноправной хозяйкой этого дома? И мог ли кто тогда вообразить, что она окажется в той же ситуации, как и Норин Престон, страстно любившая своего мужа, который тоже не отвечал ей взаимностью?

На какой-то момент ей взгрустнулось. Она никак не могла отделаться от мыслей о прошлом. Но вскоре очнулась, еще раз окинула взглядом вестибюль и быстро пошла вниз по лестнице.

У нас с Норин Престон есть одно огромное различие. У меня совсем другая точка опоры. Более твердая и устойчивая. Я не стану медленно убивать себя, узнав, что мой муж мне изменяет, а буду бороться за свое счастье. И если понадобится, это будет борьба не на жизнь, а на смерть. А сейчас… сейчас мне нет счастья без Блейка…

Глава 2

Вот уже целых полчаса Юлиана лежит в ванне, охваченная воспоминаниями о том времени, когда они с Блейком были так близки, что она могла открыться ему во всем. Конечно, с тех пор уже прошло немало лет, многое изменилось…

Юлиана познакомилась с Блейком при очень трагичных обстоятельствах. В то время ей было девять лет. Это случилось на второй день после того, как ее мать приступила к своим обязанностям в доме Престонов. Мистер и миссис Престоны любезно разрешили малышке поплавать в их бассейне. Стояла изнурительная жара, и девочка была страшно счастлива от этого великодушного разрешения.

Переодевшись в свой дешевенький пестрый купальник, Юлиана вышла во внутренний дворик и в восторге ахнула от поразивших ее огромных размеров бассейна и экстравагантной обстановки вокруг него. И как раз в это время случилось несчастье.

Блейк, тогда ему уж исполнилось пятнадцать, учился прыгать в воду с вышки. Он разучивал прыжок с кувырком назад. То ли он поскользнулся, то ли просто не смог высоко подпрыгнуть, но, совершая сальто, мальчик ударился затылком о край площадки и, упав в воду, камнем пошел ко дну.

— Блейк! — не своим голосом закричала девочка, загоравшая в шезлонге на берегу. Уже позже Юлиана узнала, что это была одиннадцатилетняя сестра Блейка, Барбара. Но в тот момент все ее внимание было приковано к бесчувственному телу на дне бассейна.

Не раздумывая, она бросилась в воду, «по-собачьи», кое-как подплыла к нему, нырнула и вытащила утопающего на поверхность.

— П… помоги! — захлебываясь, крикнула она Барбаре, стоявшей, в испуге открыв рот, на краю бассейна.

С огромными усилиями, вместе с Барбарой, которая больше мешала, чем помогала, они вытащили Блейка на берег.

— Ой, он умер, — запричитала его сестра. — Боже, он мертв!

— Нет, он живой, — возразила Юлиана, перепуганная не меньше своей помощницы. — Пойди скажи моей маме, чтобы она вызвала «скорую»! — приказала девочка. — Поварихе! — выкрикнула она, видя, что Барбара тупо уставилась на нее. — Моя мама — новая повариха!

Барбара убежала, а Юлиана опустилась на колени и попыталась оказать первую помощь утопающему, приемы которой она много раз видела по телевизору. Но не имея навыков, она никак не могла сделать ему искусственное дыхание «изо рта в рот». Однако, по-видимому, ее старания все-таки возымели свое действие, потому что, когда прибежала ее мать сообщить, что врач скоро будет здесь, Блейк уже пришел в сознание и стал кашлять. К приезду медиков Блейк уже чувствовал себя довольно сносно.

— Поздравляю, вы спасли ему жизнь, юная леди, — с улыбкой похвалил ее один из медиков.

— Правда? — Она немного смутилась, но вся сияла от радости.

— Да, это действительно так, — подтвердил другой. — Твоя мама должна гордиться тобой.

Барбара из-за спины доктора состроила Юлиане рожу, и это положило начало их дальнейшей «холодной войне». Барбара при любом удобном случае старалась уколоть девочку и напомнить, что та всего лишь дочь кухарки. Она не слишком стеснялась в выражениях, высказывая свое недовольство, что Юлиане разрешалось бегать по дому и плавать в бассейне. Однако Блейк, напротив, сразу же подружился со своей спасительницей и, став ее союзником, постоянно защищал от нападок своей сестры.

Несмотря на их разницу в шесть лет, Блейку было интересно проводить время в обществе своей новой подружки. Может, потому, что она по характеру немного походила на сорванца и с радостью принимала все выдумки своего старшего приятеля. Они вместе плавали, ныряли, их занимали одни и те же игры. В конце концов Юлиана решила, что в ней он нашел то, чего не увидел в подружках Барбары, которые вечно насмехались над ним. С ней Блейк чувствовал себя очень уверенно, а с ними терялся и поэтому испытывал неловкость.

Хотя Юлиана была еще очень мала, но от нее не скрылось, что в свои пятнадцать лет ее друг неплохо сложен и очень привлекателен. Его ярко-голубые глаза и бронзовое тело сводили с ума девчонок. Одноклассницы Барбары искали любой предлог, чтобы заглянуть в дом Престонов. И нельзя сказать, чтобы ее друг был женоненавистником. Просто он считал окружающих девиц слишком маленькими и глупыми, а то, что они постоянно задирали его, чтобы обратить на себя внимание, только еще больше заставляло его избегать их. Хотя бывали случаи, когда Блейк в сердцах обличал всех девочек вообще. Может, у него и были какие-то подружки в последних классах, но о них никогда не заходил разговор.

Юлиана являла собой ту единственную, которой Блейк, не скрывая, отдавал предпочтение, и это страшно бесило подружек Барбары. Они мстили ей при любой возможности. Однажды даже пригласили ее на день рождения, которого не было.