Камасутра по–французски. Только для женщин, стр. 1

загрузка...

Камасутра по–французски. Только для женщин

Предисловие

«Камасутра» была написана в IV в., она предназначалась для высших индийских каст. Тогдашние индийские аристократы почти все время отдавали сексуальным экспериментам и чувственным удовольствиям. Три главные ценности имели значение в глазах тогдашней общественной элиты: дхарма (накопление «религиозного капитала»), архтха (овладение судьбой) и кама (овладение искусством любви и сексуального наслаждения). Ватьсьяяна, автор «Камасутры», особо отмечал главную ценность именно практического изучения камы.

На главных положениях трактата Ватьсьяяны основывались все остальные многочисленные советы по искусству любовных наслаждений. Считалось, что, только изучая этот трактат, женщина может стать достойной высокого ранга ганики (супруги аристократа). Мужчина также постигает с его помощью науку поцелуев, объятий и позиций для того, чтобы достичь наиболее оптимального совокупления. В «Камасутре» даются советы мужчинам, как выбирать себе супругу, как тактично себя вести с ней перед физической близостью.

Автор выстраивает типологию соития соответственно степени его интимности и продолжительности. Он не обходит своим вниманием и размолвки, которые случаются между влюбленными, отмечая, что очень часто за ними стоит пробуждение взаимного любовного влечения. В книге рассказывается о разных видах взаимоотношения полов, о связях между супругами, о супружеских изменах, об уловках, с помощью которых можно соблазнить женщину, перечисляются возбуждающие и искусственные средства, которые может применить мужчина, потерявший потенцию.

Термин кама синонимичен греческому слову эрос, оба слова переводятся как «желание, чувственное наслаждение». Дух «Камасутры» причисляется к высшему опыту разума, высшему наслаждению, сопровождающему общение с богами, и соответствует индийскому менталитету. И если в те времена эротическое искусство было частью воспитания подростков, то современная Индия — вполне религиозная страна, и общественные нравы в ней вполне пуританские как результат экспансии сначала мусульманской, а затем английской культур. Следует отметить, что западная христианская мораль также пришла к подавлению либидо личности, поддерживая ее в состоянии сексуальной непросвещенности. Такую ситуацию нельзя назвать нормальной, хотя в последние годы общественный взгляд на проблему начал меняться, по крайней мере во Франции.

Было бы ошибкой считать, что цель современной «Камасутры» — проповедь разврата. Нет, у нее совсем иное предназначение: помочь людям управлять своими чувствами, чтобы беспрепятственно достигать нормального состояния сексуального удовлетворения. Сексуальность не должна быть под запретом.

Почему «Камасутра» именно «а–ля франсез»?

В любви быть французом — это половина пути.

Поль Муран

Я много ездила по миру и часто замечала, что француженки за границей воспринимаются как деликатес. Красивые и не очень, маленькие и высокие, худые и толстые — все мы, вне всякого сомнения, обладаем особой репутацией; все мы — секс–бомбы!

Но все–таки чем мы столь отличаемся от остальных?

Мужчины Средиземноморья с дутой репутацией латинского мачо мнят себя лучшими любовниками на свете и учатся сексу «по ходу дела». Более скромные американцы, в значительной степени обремененные манией качества исполнения, изучают секс по книгам, в обучающих центрах, посещают семинары, конференции и т.п. У них есть свои тренеры по сексу — наподобие личного тренера по физкультуре. В Соединенных Штатах сексология — процветающая индустрия, и труды по этому предмету часто входят в списки бестселлеров. Пары изучают такие книги, держат их на ночном столике, чтобы они всегда были под рукой во время соития. «Пункт первый, затем второй… Я все сделал, как надо?» — задается вопросом встревоженный американец.

А вот француза, итальянца или испанца совершенно невозможно убедить, что для него существует возможность стать лучше в постели: он считает себя хранителем абсолютного знания, поэтому ему не надо его пополнять, он — властелин мира и убежден в превосходстве своего «исполнения». Как только у среднего мачо возникает физическая способность испытывать сексуальное возбуждение, он мгновенно становится непревзойденным «экспертом» в вопросах секса. Впрочем, независимо от национальности мужчины вообще в большинстве своем, увы, придерживаются мнения, что, проникнув в женщину и достигнув оргазма за две минуты (по секундомеру), имеют все основания для победных криков. Они далеки от искусства, заключающегося в том, чтобы доставить удовольствие партнерше. Кстати, я бы не советовала молодым женщинам заводить любовников старше себя, а неопытным мужчинам учиться сексу в объятиях более зрелых любовниц. И наконец, «анатомия идет вперед», следовательно, требуется глубокое знание тела. Как своего, так и партнера.

Некоторые американцы убеждены, что количество эрекций — наследственный фактор. Они считают, что у каждого мужчины имеется лимит коитусов, и когда он исчерпан, эрекции не будет уже никогда. Я имела удовольствие встречаться с подобным чудаком: он тщательно экономил свои эрекции, откладывая их на старость… такой вот бред!

Можно отметить и другие различия между французскими и американскими возлюбленными. В первую же встречу с американцем я словно перенеслась на другую планету. Джон был очень галантен, в ресторане вскакивал со стула, встречая меня, и не садился раньше меня. Он подносил мне зажигалку, когда я брала сигарету, следил за тем, чтобы в моем бокале всегда было вино, не скупился на знаки внимания (подарки, комплименты). Когда мы оказались в его пентхаузе, прежде чем поцеловать меня или обнять, Джон показал, где у него находится ванная, а где спальня. Поскольку этот «дезодорированный» и «дезэротизированный» мужчина на первое место поставил гигиену, то, убедившись, что его «будущее завоевание» со всех сторон стерильно, он двигался, конечно же, к катастрофе…

Наконец, настоявшись под душем, я была готова к «употреблению», завернутая в выданный мне пеньюар. Мы знали друг друга совсем чуть–чуть. Еще ничего не произошло, что можно было бы назвать чувственным или возбуждающим. Не было даже прикосновений, ласк и поцелуев. Начищенная, как сковородка, я была голой и совершенно холодной. Секс — это последнее, о чем мне хотелось думать в тот момент. В спальне в лучах слепящего света я обнаружила Джона, который ждал меня в постели уже раздетый. У него была великолепная эрекция, вид которой, казалось, должен был вызвать самые приятные эмоции. Но я напрасно пыталась распалить себя его сладкими речами, юмором и обаянием. Я никак не могла «въехать» в ситуацию. Это было настолько заметно, что он начал нашептывать мне что–то похотливое, надеясь пробудить во мне желание Хорошо еще, что он делал это по–английски, а мои школьные познания в этой области достаточно скромны. Организованный и представительный мужчина, он позаботился обо всем необходимом: полотенце, шампанское, презервативы… Все, кроме того, чтобы подготовить партнершу к будущему экстазу. Должно быть, он не успел прочесть какие–то необходимые главы из книги «Марс и Венера под периной», которая тем не менее возлежала на почетном месте — ночном столике.

Короче, мы остановились в начале пути. Однако это был подходящий момент для того, чтобы показать, на что способна француженка в овладении ситуацией, кажущейся безнадежной. Я прижалась к большому телу Джона и стала его ласкать. Я приникла к его рту и ввела свой язык между крупными красивыми губами, начиная затяжной чувственный поцелуй. Затем я покрыла быстрыми поцелуями его лицо, шею и грудь. Я задержалась на сосках, облизывая их и слегка покусывая. Все это время я ласкала руками его тело, следя за тем, чтобы ни в коем случае не задеть пенис. Я не торопилась. Джон, похоже, был немного смущен моей активностью, но подчинился и даже начал вскрикивать, тело его пробирала дрожь. Когда я ласкала внутреннюю сторону его бедер, мои волосы касались его пениса. Я мимолетно трогала губами головку члена, после чего целовала Джона в рот. Все это возбуждало моего кавалера. Всю описанную прелюдию он лежал на спине. Я легла на него, плотно прижавшись грудью и животом, удерживая его руки, чтобы он ничего не делал. Затем я очень аккуратно приподнялась и села на него верхом, сделав его пленником, заключенным между моих бедер. Моя вульва к этому времени уже увлажнилась и медленно и ласково терлась о конец его члена, от чего он возбуждался еще сильней. Глядя Джону прямо в глаза, я начала слегка покачиваться, в том же ритме я возбуждала себя средним пальцем правой руки. Этого зрелища Джон уже не выдержал. Не владея собой, он схватил руками обе мои груди и сильно их сжал. Подрагивающий пенис встал у меня между бедер, стремясь проникнуть внутрь Я все оттягивала удовольствие, но в какой–то момент не сдержалась и внезапно сменила позицию: повернулась и нагнулась, чтобы его мощный натиск настиг меня сзади. Покоренный зверь в предвкушении экстаза бешено двигался во мне, а достигнув его, пал сраженный, испустив дикий крик.. Вот каков французский подход! Он может принести пользу, и «да будет стыдно тому, кто подумает иначе»…