Сердце не лжет, стр. 43

Рори внимательно посмотрел на него, но Алекс не отступал. Грозный брат никогда не уклонялся от опасности, слишком много они преодолели вместе и хорошо знали друг друга. Но пристальное внимание Рори смущало Алекса.

Немного помолчав, Рори перешел к главному.

– Ты не должен винить себя, Алекс, – мягко сказал он, озвучив запретную тему.

Алекс вздрогнул. Брат понимал его лучше, чем кто-либо другой. Он знал, что Алекс не мог себе простить. Отвернувшись, Алекс стал смотреть на заросли вереска и высокие утесы, окружавшие их со всех сторон. Скоро взору предстали серые мрачноватые стены дворца. Холируд. То, что когда-то было пристанищем старинного аббатства Холируд, где королю Давиду I явился чудотворный крест, теперь превратилось в королевский бастион жадности и обмана.

– Это могло случиться с каждым, Алекс, и никто тебя не обвиняет.

Образы жестоко убитых кузенов вспыхнули в памяти Алекса. Он сам винил себя в случившемся. Разве этого не достаточно?

– Ты ничего не мог сделать, и никто ничего не смог бы сделать. Дугал Макдоналд – кровожадный трус, он искал любой повод, чтобы расправиться с ними. Если тебя убьют на Льюисе, этим их не вернуть.

– Ты думаешь, я не понимаю? – резко спросил Алекс.

– Я просто не хочу, чтобы ты повторял мои ошибки. Ради мести я едва не потерял Изабель.

Алекс помнил ту историю, которая случилась несколько лет назад, когда Рори подумал, что Изабель предала его. Он никогда не видел, чтобы брат так страдал, и, возможно, больше никогда не увидит. Ведь Рори и Изабель безмерно любили друг друга.

Алекс чувствовал, почему брат предложил ему не ехать на Льюис. Он не хотел, чтобы ему пришлось выбирать между любовью и долгом.

– Это не одно и то же, – заметил Алекс.

– Разве? – язвительно улыбнулся Рори.

– Нет, – покачал головой Алекс, – я совсем не подхожу ей. И не хочу подвергать еще большей опасности. К тому же не знаю, чем смогу помочь ее клану. Для нее это важно, и я не хочу просить ее чем-то жертвовать ради меня. Последние годы она перегружала себя работой, делами клана. Ей нужен знающий и опытный человек, хороший помощник.

– Это напоминает мне кого-то, – усмехнулся Рори.

– Возможно, – признал Алекс, хотя слова брата застали его врасплох. В этом они были похожи с Мег.

– Ты несправедлив к себе и к девушке. Разве она не должна принимать решение для себя?

– Должна, конечно. Но Мег ничего не известно о наших планах. И прежде чем ты возразишь, знай: у меня есть веские причины не говорить ей об этом. Она близка с Кемпбеллами, и если Аргайлл пронюхает что-нибудь…

У Рори мгновенно изменилось лицо.

– Это была бы катастрофа. Аргайлл работает на себя. Он весьма непредсказуем и если решит, что ему выгодно сообщить королю о наших планах, мы проиграем. На нашей стороне сейчас только элемент неожиданности.

– И мы не можем потерять его, – закончил свою мысль Алекс. – Я не верю, что Мег предаст нас намеренно, но не исключаю, что сделает это случайно. И дело здесь не только в Аргайлле. Знание наших планов и знакомство со мной могут грозить Мег опасностью. – Алекс посмотрел на брата: – Я ценю твое старание помочь, но ничего не могу сделать.

Рори как-то сразу успокоился.

– Жаль, что нет другого способа уладить дела с девушкой. Но я доверяю твоему решению. Наш род нуждается в помощи, и мне больше некого послать от моего имени. Ты уезжаешь завтра вечером. Тебя будет ждать лодка, на которой ты доберешься до Льюиса. Я позабочусь о Макдоналдах, но остальное придется решать тебе.

– Я тебя не подведу.

Рори повернулся к Алексу и долго смотрел на него.

– Я всегда был уверен в этом, брат.

Глава 15

Мег молилась, чтобы это не было самой большой ошибкой в ее жизни. Она медлила, обдумывая скоропалительное решение, которое собиралась принять. Если она сделает это, то обратного хода не будет. Что она теряет? Ничего, подумала Мег, кроме доброго отношения и последней капли гордости. Разумеется, глупо так сильно рисковать.

И все же она не может отступать, если есть хоть малейший шанс на счастье. В какой именно момент ее счастье стало главнее всего остального, она не знала. Главное, что это произошло. Будь что будет. Наверное, впервые Мег решила послушаться сердца, а не разума.

Она продолжала идти по незнакомой территории, надеясь, что верные люди правильно указали ей дорогу. Мег натянула на лицо капюшон плаща, а когда подошла к мужскому жилью, старательно избегала любопытных взглядов прислуги. Ее лицо было скрыто, и она надеялась, что этого достаточно. Мег приняла решение, и ей придется мириться с последствиями.

В конце концов, в ее плане присутствовала логика, и это должно было успокоить ее, как всегда бывало раньше. Но она все равно волновалась. Потому что если Алекс не послушает ее, ей придется разыграть последнюю карту. И в этой части плана как раз не было никакой логики, поэтому Мег очень сильно нервничала.

Что же ее ждет… Ведь Алекса Маклауда разгадать нелегко. Рассказ Изабель о его прошлом в некоторой степени объяснял его поведение, но не полностью. Мег будет действовать, как задумала, а что там случилось с ним когда-то, сейчас не имело значения. Мег верила в Алекса такого, каким его знала. Она могла доверить ему будущее своего клана. И она решила доказать Алексу свою веру в него, предложив ему участвовать в таком деле, где его лидерские качества и умение сражаться могут проявиться в полной мере. А прозябать среди придворных – это не для него.

Алекс идеально подходит для ее клана и для нее самой. Мег подойдет к нему и прямо скажет об этом. Если он откажется, она постарается его переубедить. Таким искусством она, слава Богу, владеет. К тому же он не раз доказывал, что неравнодушен к ней самой, любит ее. Хотя и побаивается этого слова. Но если потребуется, она отдаст ему самое последнее, самое искреннее доказательство своей любви и веры. И тогда он поверит ей и пойдет за ней.

Конечно, возможный отказ будет унизительным. Интересно, мужчины тоже чувствуют себя униженными, когда им отказывают женщины? Внезапно она вспомнила Томаса Маккиннона. Наверное, ее отказ больно ударил по его самолюбию. Как сложно бывает разбираться с чувствами!

Мег остановилась перед закрытой дверью. Это его дверь. Девушка тяжело вздохнула, но тревожный стук сердца выдавал ее волнение. Через двадцать лет они, возможно, вспомнят все это у камина и посмеются. О счастливом будущем помечтать неплохо.

Боясь, что передумает, Мег тихонько постучала в дверь.

Тишина.

У нее упало сердце. А если его нет? От его людей она знала, что в эти часы он отдыхает. Мег надавила плечом на дверь. Она распахнулась и стукнулась о стену.

– Какого черта! – крикнул Алекс незнакомцу, решившему побеспокоить его.

Мег сбросила капюшон и прочитала изумление на лице Алекса, когда он понял, кто постучал в его дверь. Ситуацию можно было бы назвать комичной, если бы Алекс не был так растерян.

Взъерошенные золотистые волосы, усталые голубые глаза, напряженное лицо. Он казался грустным. Утомленным. Но буквально на мгновение Мег заметила счастье на его лице, когда он увидел ее. Она ему небезразлична. И это добавило Мег храбрости.

Но только на минутку.

Ее взгляд упал на грудь Алекса. Вечер был теплый, и он снял камзол, оставшись в простой льняной рубашке и узких штанах. В открытом вороте виднелся треугольник золотистых волос, а через тонкую ткань просвечивала загорелая кожа на груди. От грубой чувственности, исходившей от него, у Мег по коже побежали мурашки. Она едва не растерялась.

– Тебе не следует здесь находиться.

Мег вздернула подбородок, оторвав взгляд от его обнаженной груди.

– Мне надо поговорить с тобой. Это важно!

Алекс не ответил, просто пристально посмотрел на нее, и Мег ощутила дрожь, пробежавшую по позвоночнику. Однако она приняла его молчание за согласие и протиснулась мимо него в комнату, сразу же почувствовав запах виски. Заметив наполовину пустой стакан на столе, Мег подумала, что сама бы не прочь сейчас пригубить из него. Но нет, ей нужен был ясный ум. У Алекса же он был острый, как всегда.