Возврата нет?, стр. 1

Теодора Снэйк

Возврата нет?

1

Куда же запропастилась вторая сережка? Бет и так уже опаздывала. Натали, конечно, прелесть, но иногда дает понять, кто – хозяйка, а кто – скромная служащая. Хорошо, что опоздания не в привычках Бет. Ну вот, нашлась! Девушка подбежала к зеркалу и вдела серебряную серьгу в маленькое ушко. Затем еще раз оглядела себя и, накинув плащ, выпорхнула из квартиры.

Спускаясь по лестнице, Бет думала уже о предстоящем рабочем дне, поэтому не заметила юношу, выходящего из квартиры на первом этаже. Как назло, на предпоследней ступеньке она оступилась и непременно рухнула бы на пол, если бы ее не поддержала крепкая рука.

– Снова летишь со всех ног. Так недолго и покалечиться, – с мягким укором сказал юноша.

– А ты снова приходишь мне на выручку, Дерек. Ты самая лучшая моя подружка! – Последние слова раздались уже из-за закрывающейся двери.

Дерек Кэпшоу только покачал головой. Его симпатичная соседка вечно спешила, и только чудом можно было объяснить то, что на этой старой крутой лестнице она до сих пор не сломала себе ни шею, ни ногу. Его помощь требовалась уже дважды. Но он готов был бесконечно защищать Бет от всяческих напастей.

В этом старом пригороде Лондона он жил всего пару месяцев. Каменный двухэтажный дом не имел некоторых современных удобств, зато все вокруг дышало покоем. Дерек разделял нелюбовь англичан к современным многоэтажным домам. А здесь что ни здание, то своя история.

Его квартира на первом этаже выходила окнами в маленький садик. Сама улочка была на редкость тихой. Соседи также не беспокоили Дерека. Да он почти и не видел их. В четырехквартирном доме было не слишком много жильцов. На первом этаже помимо Дерека жила немолодая учительница, с ней юноша вежливо здоровался по утрам. Он даже не знал ее имени, впрочем, для чопорных англичан это было вполне естественно. Такие же отношения сложились у него и с жильцом со второго этажа. Тот работал в Сити, но должность занимал не слишком заметную.

Единственным человеком, с которым хотелось переброситься словом, была Элизабет Мэдиган. Эта девушка работала в центре Лондона в художественной галерее, выполняя там секретарские обязанности и в случае необходимости заменяя заболевших коллег. Ее открытость и доброжелательность позволяли Дереку не чувствовать себя чужим в этой стране. А когда он в разговоре упомянул, что скучает по друзьям, оставшимся в Штатах, она взяла над ним своего рода шефство.

Если бы не Бет, неизвестно, когда бы Дерек выбрался посмотреть лондонские достопримечательности. Она постоянно тормошила его, заставляя сопровождать ее в экскурсиях по городу. Между ними установились приятельские отношения, которые нравились обоим.

Помимо того, что им просто было приятно общаться друг с другом, жизнь постоянно сталкивала их с мелкими бытовыми проблемами, которые прекрасно разрешались совместными усилиями. Бет научила Дерека готовить самые простые блюда, чтобы начинающий писатель окончательно не испортил себе желудок. А Дерек в свою очередь менял прокладки в водопроводных кранах и помогал соседке передвигать мебель. Еще с ним было интересно поговорить на разные темы, можно было сходить в кино или в кафе. При этом не возникало опасений, что кавалер в конце вечера предъявит невыполнимые требования.

И дело было вовсе не в том, что она ему не нравилась. Нравилась, и даже очень. Просто Дерек трезво оценивал свои внешние данные и не обижался на Бет за то, что та не увлеклась им. Такая девушка, конечно, заслуживает лучшего. Он невысок, слегка близорук, худощав, да и в свои двадцать лет пока не добился никаких успехов на выбранном им поприще. А бесчисленные веснушки портили ему жизнь с самого детства.

Бет же, напротив, была само совершенство: стройная, синеглазая и длинноволосая. Пожалуй, на чей-нибудь взыскательный взгляд она показалась бы излишне хрупкой. Но впечатление обманывало: Бет была сильной и целеустремленной. Особенно если учесть, что все в этой жизни давалось ей непросто. Дерека радовала мысль, что именно он оказывается рядом, когда она нуждается в помощи. Он постоянно думал о ней, порой даже в ущерб работе.

А предмет его мечтаний тем временем добралась автобусом до нужной остановки и пешком дошла до художественной галереи «Открытие». Предстоял обычный рабочий день. Бывало, сюда не заглядывал ни один посетитель, тогда в выставочном зале царила скука. Целый день мог пройти в перелистывании бумажек, без которых тоже, конечно, не обойтись. Но если в галерею забредала группа туристов, то приходилось крутиться всему персоналу. В таких случаях Бет бросала свою работу и помогала остальным сотрудникам.

Иной раз после нашествия жадных до сувениров иностранцев в галерее оставались голые стены и пустые стенды. Тогда хозяйка объявляла о выплате заслуженных комиссионных особо отличившимся сотрудникам. Эти деньги были хорошим подспорьем к невысокому жалованью секретарши, но, к сожалению, подобное случалось редко. На последнюю премию Бет купила чудное платье, и еще осталось на косметику и колготки.

Едва Бет уселась за свой стол, из-за которого ей хорошо был виден весь выставочный зал, в галерею энергичной походкой вошла ее владелица. Секретарша невольно залюбовалась хозяйкой. Как ей хотелось бы выглядеть так же!

Натали Хартвуд на вид можно было дать лет двадцать семь, но на самом деле яркой длинноногой брюнетке было на десять лет больше. Для Натали работа была чем-то вроде хобби. Солидный банковский счет позволял ей жить в свое удовольствие. Но деятельная натура требовала постоянного движения, поэтому она и взялась за столь хлопотный бизнес. Кроме того, ей нравилось быть в поле зрения журналистов, освещающих художественные выставки и помещающих иногда ее фотографии рядом с фотографиями людей, известных всему Соединенному Королевству.

К своим сотрудникам Натали относилась хорошо. А Бет особо симпатизировала. До знакомства с ней Натали относилась с некоторым предубеждением к воспитанникам сиротских приютов. Ей казалось, что, лишенные с детства любви и ласки, они с трудом адаптируются к жизни в обществе, что с ними может возникнуть масса проблем. Она с неохотой взяла Бет на работу, и то только потому, что не смогла отказать патронессе приюта. Та многие годы была подругой ее матери и пользовалась в их семье большим уважением.

Теперь же, после двух лет работы Бет в галерее, Натали предпочитала не вспоминать о своих сомнениях. Бет оказалась человеком, на которого можно было всецело положиться. Именно такой ей и требовался…

– Доброе утро. – С улыбкой приветствуя начальницу, Бет встала из-за стола.

– Доброе утро. – Натали сняла тонкие перчатки, бросила их на край стола и полюбовалась свежим маникюром на ухоженных ногтях. – У меня к тебе просьба, Бет. Ты свободна сегодня вечером?

– Да, свободна.

– Дело в том, что мой друг попросил меня позаботиться о своем госте из Америки. Я обещала, но в последний момент мои планы изменились. Мне страшно неудобно тебя утруждать, но не могла бы ты показать ему Лондон и вообще как-то его развлечь? – Казалось, Натали пребывает в нерешительности.

Бет озадаченно подняла брови. За два года жизни в столице она, разумеется, посетила многие музеи и ознакомилась с некоторыми памятниками архитектуры. Но вряд ли ей по силам быть настоящим гидом. Американец рискует остаться неудовлетворенным ее скромными познаниями.

– Не думаю, что ему будет интересно со мной, – задумчиво произнесла она.

– Ерунда. Он свалился как снег на голову, пусть довольствуется тем, что есть, – заявила Натали. – Жаль только, что он явится сразу после окончания работы. Ты не успеешь переодеться. Но ничего, он не станет придираться к твоему внешнему виду. Я с ним незнакома, но обычно американцы все такие бесцеремонные… интересуются только собственными персонами. Так я надеюсь на тебя?

Бет кивнула, подумав, что по части бесцеремонности некоторые англичане вполне могут дать сто очков вперед американцам. Ее ждала встреча с незнакомым человеком – пусть она потом никогда больше его не увидит, все же ей хотелось бы предстать перед ним в приличном виде. Натали могла бы и позвонить, тогда Бет приоделась бы соответственно случаю. Правда, американец, возможно, не поведет ее ужинать в шикарный ресторан, а ограничится простеньким кафе. Но с другой стороны, он ведь рассчитывает, что его гидом будет Натали. А всякий, кто ее знал, мог с уверенностью утверждать, что с ней этот номер не пройдет.