Волчье Логово, стр. 4

Нездешний, став на колени рядом с телом, взял в руки изящный арбалет убийцы. Приклад черного дерева был красиво выточен и украшен золотом. Сам лук был стальной — скорее всего вентрийской работы: металл отшлифован гладко, как шелк, без единого изъяна. Отложив оружие, Нездешний получше рассмотрел мертвеца. Поджарый, крепкий, жестколицый, с квадратным подбородком и тонким ртом. Нездешний был уверен, что никогда прежде не видел его. Вытащив нож из глазницы покойника, он вытер клинок о траву, потом о камзол убитого и спрятал в кожаные ножны, пристегнутые к левой руке.

Быстрый обыск тела не принес никаких открытий, кроме четырех медяков и висящего на шее ножа. Нездешний вскинул мертвеца себе на плечо. Нельзя, чтобы волки и лисы дрались из-за этой падали около могилы Даниаль.

Он медленно спустился к ручью и бросил тело в быстрый поток. Оно застряло между двух валунов, но течение вскоре смыло его, и Криг поплыл лицом вниз к далекой реке. Подобрав свой арбалет и прихватив оружие убийцы, Нездешний отправился домой.

Над трубой вился ленивый дымок, и Нездешний постоял немного на опушке, безрадостно глядя на дом, который построил для себя и Даниаль. Бревенчатая хижина, стоящая под каменным выступом утеса, насчитывала шестьдесят футов в длину, имела три больших, снабженных ставнями окна и одну дверь. Пространство перед домом было очищено от деревьев, кустов и камней — никто не мог подойти к нему незамеченным ближе, чем на сто футов. Дом, задуманный как настоящая крепость, не был, однако, лишен красоты. Даниаль украсила рубленые углы красными и синими камешками, а под окнами насадила ползучие розы, которые золотисто-розовыми мазками льнули к корявым стенам.

Нездешний оглядел поляну, желая знать, не спрятался ли за деревьями второй убийца, но никого не заметил. Не выходя из леса, он обошел хижину кругом и не нашел ничьих следов, кроме собственных постолов и босых ног Мириэль. Удовлетворившись наконец, он вошел в хижину. Мириэль сварила овсянку и набрала к ней земляники, последней в году. Она улыбнулась отцу, но улыбка ее померкла при виде чужого арбалета.

— Где ты его взял?

— Его хозяин прятался в засаде у могилы.

— Разбойник?

— Навряд ли. Этот арбалет стоит не меньше сотни золотых монет. Красивое оружие. Думается мне, это был наемный убийца.

— Но зачем бы он стал выслеживать тебя?

Нездешний пожал плечами.

— В свое время за мою голову назначили награду — возможно, это до сих пор остается в силе. А может, я когда-то убил его отца или брата. Остается только гадать, он сам ничего уже не скажет.

Мириэль присела к длинному дубовому столу, глядя на отца.

— Ты чем-то рассержен?

— Да. Я подпустил его слишком близко. Он мог бы убить меня.

— Расскажи, как все было.

— Он сидел в кустах на расстоянии шагов сорока от могилы и выжидал, чтобы выстрелить наверняка. Когда я пошел набрать воды для роз, птица слетела с дерева к месту, где он прятался, но в последний миг свернула в сторону.

— Там могла быть лисица или другой мелкий зверь, — заметила Мириэль. — Птицы пугливы.

— Да, могло быть и так — но оказалось иначе. И если бы у него хватило решимости выстрелить мне в голову, я лежал бы теперь рядом с Даниаль.

— Значит, сегодня повезло нам обоим. Он молча кивнул, все еще размышляя о случившемся. Десять лет его прошлое не тревожило их. В горах его знали как вдовца Дакейраса — и только. Кто же по прошествии столь долгого срока вздумал подсылать к нему убийцу?

И сколько убийц еще явится сюда?

Медный диск солнца висел над западными горами, пылая последним предзакатным пламенем. — Слишком ярко, — пожаловалась, щуря глаза, Мириэль.

Он метнул в небо дощечку, она вскинула к плечу арбалет и спустила бронзовый курок. Стрела разминулась с доской примерно на фут.

— Ну вот, говорю же, прямо в глаза светит.

— Предскажи промах — и непременно промахнешься, — сурово одернул ее Нездешний, подбирая доску.

— Давай я брошу для тебя.

— Мне нет нужды упражняться, а тебе есть.

— Ты тоже не попадешь, ну, признайся!

Он посмотрел в ее искрящиеся глаза. Солнце зажигало рыжие блики в ее волосах и озаряло бронзу плеч.

— Замуж тебе пора, — внезапно сказал он. — Ты слишком хороша, чтобы пропадать здесь, в горах, со старым хрычом.

— Не пытайся увильнуть, — поддразнила она, забрав у него доску и отойдя на десять шагов назад.

Нездешний с усмешкой покачал головой и осторожно оттянул нижнюю стальную тетиву. Пружина щелкнула, и он вдел в арбалет короткую черную стрелу. Проделав то же самое с верхней тетивой, он взвел резные бронзовые курки. Когда-то он отсыпал за этот арбалет целую кучу опалов, но оружие делал настоящий мастер, и Нездешний ни разу не пожалел о своей покупке.

Он собрался уже дать команду Мириэль, но она метнула доску без предупреждения. Солнце жгло глаза, но он выждал, пока доска не достигла наивысшей точки полета, и лишь тогда спустил курок. Стрела расколола доску надвое. Он спустил второй курок — и дощечка разлетелась на куски.

— Вот негодник! — воскликнула она. Он отвесил ей низкий поклон.

— Скажи спасибо, что я не беру с тебя денег за это зрелище.

— Подбрось еще раз, — распорядилась она, заново натягивая арбалет.

— Что бросать-то? Доска ведь разбилась.

— Брось самый большой кусок. Подняв стрелы, он выбрал самый большой обломок — не шире четырех дюймов и около фута длиной.

— Готова?

— Бросай!

Он метнул деревяшку высоко в воздух. Стрела запела и вонзилась в цель. Нездешний захлопал в ладоши. Мириэль изогнулась в изысканном поклоне.

— Девицам полагается делать реверанс, — заметил он.

— Им также полагается носить платья и вышивать, — отбрила она.

— И то верно. Ну, как тебе понравился арбалет убийцы?

— Он хорошо уравновешен и очень легкий.

— Приклад полый и сделан из вентрийского черного дерева. Ну что, сразимся теперь на мечах?

— Способно ли твое самолюбие вынести еще один щелчок? — засмеялась она.

— Нет, — сознался он. — Сегодня, пожалуй, ляжем спать пораньше. — Она с легким разочарованием последовала за ним в хижину. — Тебе бы нужен учитель, который фехтует лучше меня. В этом роде оружия ты сильнее всего. Я подумаю над этим.

— А мне казалось, что ты лучше всех, — лукаво заметила она.

— Дети всегда так думают об отцах, — сухо ответил он. — Но это не так. С луком или ножом мне нет равных, а фехтую я всего лишь хорошо.

— Какая скромность! Неужели тебя хоть в чем-то могут превзойти?

— Могут. — Улыбка пропала с его губ, и он прибавил шагу, охваченный горестными воспоминаниями. Его первую жену, сына и крошечных дочек убила шайка мародеров. Страшная картина до сих пор не померкла в его памяти. Мальчика он нашел мертвым в цветнике.

А пять лет назад он, обретший любовь во второй раз, беспомощно смотрел, как жеребец, на котором скакала Даниаль, спотыкается о корень, падает и наваливается на всадницу, проламывая ей грудь. Она умерла через несколько минут, корчась от боли.

«Неужели тебя хоть в чем-то могут превзойти?»

"Могут. Меня превзошли мои любимые, которых я не смог спасти”.

Глава 2

Ралис любил говорить, что сделался лудильщиком, когда еще звезды были молоды, — и это не слишком расходилось с истиной. Он помнил старого короля Ориена безусым принцем — тот шел за своим отцом на весеннем параде по улице, впервые названной Дренайской. Теперь эта улица звалась Королевской, стала гораздо шире, и на ней воздвигли триумфальную арку в честь победы над вагрийцами. Столько перемен. Ралис с любовью вспоминал Ориена — первого дренайского короля, славного воина, обладателя бронзовых доспехов, одержавшего победу в сотне битв и двух десятках войн.

Иногда, останавливаясь отдохнуть в захолустных гостиницах, лудильщик рассказывал людям о своей встрече с Орионом после битвы при Дрос-Кортсвейне. Король охотился тогда на вепря в Скултикском лесу, а Ралис, молодой и черноусый, шел со своей котомкой к Дельнохскому перевалу.