Аудиокнига Майринк Густав - Голем

Майринк Густав - Голем08:28:50
Майринк Густав - Голем 02
Майринк Густав - Голем 03
Майринк Густав - Голем 04
Майринк Густав - Голем 05
Майринк Густав - Голем 06
Майринк Густав - Голем 07
Майринк Густав - Голем 08
Майринк Густав - Голем 09
Майринк Густав - Голем 10
Майринк Густав - Голем 11
Майринк Густав - Голем 12
Майринк Густав - Голем 13
Майринк Густав - Голем 14
Майринк Густав - Голем 15
Майринк Густав - Голем 16
Майринк Густав - Голем 17
Майринк Густав - Голем 18
Майринк Густав - Голем 19
Майринк Густав - Голем 20
Майринк Густав - Голем 21
Майринк Густав - Голем 22
Майринк Густав - Голем 23
Майринк Густав - Голем 24
Майринк Густав - Голем 25
Майринк Густав - Голем 26
Майринк Густав - Голем 27
Майринк Густав - Голем 28
Майринк Густав - Голем 29
Майринк Густав - Голем 30
Майринк Густав - Голем 31
Майринк Густав - Голем 32
Майринк Густав - Голем 33
Майринк Густав - Голем 34
Майринк Густав - Голем 35
Майринк Густав - Голем 36
Майринк Густав - Голем 37
Майринк Густав - Голем 38
Майринк Густав - Голем 39
Майринк Густав - Голем 40
Майринк Густав - Голем 41
Майринк Густав - Голем 42
Майринк Густав - Голем 43
Майринк Густав - Голем 44
Майринк Густав - Голем 45
Майринк Густав - Голем 46
Майринк Густав - Голем 47
Майринк Густав - Голем 48
Майринк Густав - Голем 49
Майринк Густав - Голем 50
Майринк Густав - Голем 51
Майринк Густав - Голем 52
Майринк Густав - Голем 53
Майринк Густав - Голем 54
Майринк Густав - Голем 55
Майринк Густав - Голем 56
Майринк Густав - Голем 57
Майринк Густав - Голем 58
Майринк Густав - Голем 59
Майринк Густав - Голем 60
Майринк Густав - Голем 61
Майринк Густав - Голем 62
Майринк Густав - Голем 63
Майринк Густав - Голем 64
Майринк Густав - Голем 65

Проблесками, отсветами, порывами пламени – будь то язычок свечи, отражённый свет или чёрно-багровый зев пожарища – озарён роман – «Голем».

Он начинается со слов «лунный свет», достигает кульминации в главе «Луна» и завершается описанием таинственного Гермафродита с заячьими ушами, – того самого, который, согласно китайским поверьям, толчёт на Луне эликсир бессмертия. А всё пространство повествования, залитое этим двусмысленным лунным светом, то и дело вспыхивает огоньками разной силы и окраски; мало помалу разгораясь, они в конце концов сливаются в жертвенный костёр, испепеляющий призрачную земную суть героев романа и переносящий их в нетленный мир инобытия.